Гостьи из Франции

После мобилизации из армии я начал работать личным водителем-охранником у своей тётки Вероники Ростиславовны, генерального директора компании по продаже западной парфюмерии. Она была настоящая бизнес-вумен: деловая, хваткая, как говорят, «конь с яйцами, а не баба». На первом месте у неё был бизнес, которым она занималась с утра до вечера. Ни семьи, ни детей, да и друзей нормальных у неё тоже не было, уж я-то это знал. На вид она была представительна, привлекательна, да и возраст, 37 лет, говорил о её активной жизненной позиции. Однако за те несколько месяцев, что я у неё проработал, не разу не заметил признаков женственности, особенно в отношении с подчинёнными, с коими Вероника, как мы её звали за глаза, была строга. Я не был исключением. К своему шофёру она относилась по-деловому холодно, держала меня на обычной дистанции, как всех. Я считал, что это необходимо для бизнеса и с панибратством не лез, несмотря на близкие родственные отношения.
В тот вечер, я подвозил начальницу из банка, в котором она проводила какие-то серьёзные переговоры, в ресторан. Сидя в машине, Вероника Ростиславовна, выказывала явное возбуждение. Её глаза блестели, она в нетерпении постукивала ноготком по своей сумочке, быстро курила, часто говоря по телефону. Вообще-то я старался не вникать в разговоры начальницы, исповедуя принцип: «то, что я не знаю, мне не повредит». Однако трудно не слышать произносимое вслух рядом. По телефонным разговорам стало понятно, что Вероника получила в банке крупный кредит, и намерена заключить сегодня вечером солидную сделку на поставку в страну партии элитной французской косметики. Предварительные переговоры были проведены, осталось согласовать формальности и окончательно ударить по рукам.
- Жди меня возле ресторана, - сказала Вероника Ростиславовна. - Через несколько часов я вернусь. Возможно, придётся покатать по городу наших партнёров из Франции. Во всяком случае, о культурной программе разговор был. Пока приведи в порядок машину.
Я съездил на мойку и почистил салон нашей «ласточки» - «Ауди-6», после чего приготовился к долгому ожиданию возле ресторана. Однако ждать пришлось недолго – менее двух часов. Из дверей «Астории» вышла моя тётушка с двумя блондинками среднего возраста. Все трое были чуть навеселе, одна из француженок неплохо говорила по-русски, вторая активно изучала наш язык, поэтому женщины много болтали, смеялись, поправляя друг друга, произнося сложные слова по нескольку раз. Судя по дружеской атмосфере, сделка удалась к обоюдному удовольствию.
- Андрей, - сказала Вероника, - наши гостьи хотят посмотреть ночной Петербург, давай покажем им наш город.
Я кивнул и закружил по центру: Исаакий, Казанский, Дворцовая, Сенатская, – в общем, маршрут был достаточно стандартный. Женщины выходили к памятникам, фотографировались. Откуда-то появилась бутылка хорошего коньяка, и бизнесменши продолжили отмечать свой коммерческий успех в машине. К часу ночи они были хорошо «подшофе». Француженки, заразительно смеясь, начали шептаться с Вероникой, спрашивая, где у нас в городе квартал «красных фонарей», в котором можно было бы продолжить отдых. Они явно огорчились, узнав, что в России такие кварталы ещё не сформированы, однако моя начальница их заверила, что весь спектр удовольствий для души и тела в Петербурге присутствует. Вероника начала обзвон элитных заведений, однако, судя по разговору, француженки настаивали на домашней обстановке. Вероника Ростиславовна пригласила иностранок к себе домой и опять взялась за телефон, интересуясь, сколько нужно заказать мужчин для «эскорта». Но в ту ночь судьба приготовила мне сюрприз. Одна из француженок, Ирэн, та, которая похуже лопотала по-русски, лукаво улыбаясь и кивая на меня головой, произнесла:
- А может Андрэ составит в нашу компанию?
-
Нам компанию... - автоматически поправила её Вероника с сомнением в голосе. - Вообще-то Андрей мой подчинённый по работе, но уж если он вам понравился, я не смогу отказать нашим лучшим партнёрам по бизнесу.
Пока я соображал, какую компанию придётся составлять гостьям, и прикидывал, сколько можно будет выпить, чтобы завтра без проблем сесть за руль, машина подкатила к «сталинскому дому» по Московскому проспекту, в котором жила Вероника. Женщины поднялись в квартиру, а я загнал машину в подземный гараж, и направился в жилище своей начальницы, где, честно говоря, бывать пока не приходилось. Дверь в квартиру оказалась незапертой. В прихожей я обнаружил кучу из трёх пар модных туфель и подивился действиям Вероники Ростиславовны, бывшей среди сотрудников фирмы образцом аккуратности. Но ещё большее удивление постигло меня в зале, куда я вошёл, сняв ботинки и надев гостевые тапочки. На широком диване я увидел ещё одну кучу, на этот раз из трёх целующихся женских тел, переплетённых весьма причудливо. Так Мари, опрокинув Веронику на ложе, расположившись рядом, целовала её колени, и, задирая подол, поднималась выше. Вторая француженка, Ирэн, ласкала языком рот моей начальницы из-за головы Вероники. Одной рукой Ирэн нащупывала под деловой блузкой грудь Вероники. Вторая рука Ирэн тёрла промежность своей соплеменницы. Женщины не заметили моего появления и продолжали свои манипуляции. Вероника отзывалась на ласки Ирэн и двумя руками держала её за голову, ловя язык языком. Мари уткнулась носом в промежность Вероники Ростиславовны и начала целовать закрытый трусиками лобок и тело вокруг неширокой полоски ткани. В это время глаза моей начальницы поймали движение в комнате, она увидела меня и поднялась, отстраняясь от своих «деловых партнёров».
- Андрюша, - улыбаясь, произнесла она, - проходи в ванную комнату, набирай воду в джакузи, а мы сейчас...
Француженки лукаво улыбались, поправляя свои одежды. На их лице не было и тени смущения. Они подбадривающее и многообещающе смотрели на меня, кивая головой в знак согласия. Я понял, что мне в этой компании уготована несколько иная роль, чем я предполагал. Мне стало интересно, ночь обещала быть весёлой. Присутствие же в такой компании строгой начальницы – родной тётушки, вносило особую пикантность.
Я прошёл в ванную комнату и понял – моя тётушка не только состоятельна, но и любит жизнь во всех её проявлениях, не отказывая себе в маленьких слабостях. Джакузи была внушительна. В эту ванну со множеством гидромассажных кранов при необходимости можно было посадить человек пять. Три-четыре же должны были чувствовать себя со всем комфортом. Я начал набирать воду в ванну, раздумывая – может быть раздеться и подождать «подруг по бизнесу» прямо в джакузи. Мысль была заманчивой, однако я, в отличие от них был пока абсолютно трезв. Отношения, сложившиеся между мной и Вероникой давали о себе знать, мне не хотелось увидеть на себе её недовольный взгляд – платили мне весьма неплохо, и вот так, сразу, переступить черту отношений субординации и близкого родства было непросто. Вода быстро прибывала. Я застыл в нерешительности. Вдруг дверь сзади раскрылась. Я решил сделать вид, что не услышал скрипа из-за шума воды и стоял, глядя на струи воды. Сзади на глаза мне легли две нежные ладони. Я хотел повернуть голову, но те же ладони твёрдо удерживали мою голову так, чтобы я смотрел только прямо перед собой. Я понял, что мне навязывают игру типа «угадай, кто я», подчинился и принял условия. Выключился свет, как будто, для того, чтобы усложнить мне задачу. Абсолютно темно не было – свет шёл сквозь дверной проём, однако, из-за того, что он был достаточно далеко, разглядеть женщину я не мог. Ясно было одно – пока она была одна.
Женщина потрепала мне короткие волосы и потёрла шею. Правая рука проскользнула подмышку, и неспешно расстегнула полы пиджака. Затем та же рука поласкала через рубашку грудь и живот, словно разогревая меня. Вдруг рука выскочила назад, ладони взялись за плечи пиджака, сняли его и бросили далеко в сторону. Последовала очередь галстука, узел которого был ослаблен опытной рукой. Ладони начали блуждать по спине, плечам, пояснице, понемногу приводя меня в состояние лёгкого возбуждения. Подошёл черёд рубашки, пуговицы которой были освобождены легко и непринуждённо, как будто хозяйка нежных ладоней всю жизнь расстёгивала мужчинам рубашки сзади и в темноте. Настал интересный момент. Правая рука рассупонила пряжку брючного ремня, освободила его и вжикнула молнией ширинки. После этого полы рубашки были вытащены из брюк, и рубашка повторила судьбу пиджака. В принципе, раздеть меня можно было быстрее и эффективнее, но казалось, что сам процесс доставляет исполнительнице удовольствие, и я не спешил, отдавшись во власть знающих своё дело рук. Руки тем временем развязала шнурки, ослабили тесноту ботинок, из которых я вышел, опустили брюки, и помогли мне освободиться от этой части гардероба. Я хотел нагнуться и снять носки, однако и эту операцию сделали за меня. Маек и футболок я под рубашкой не признавал, поэтому оказался уже в одних плавках-боксёрах. Раздевание приостановилось. Начались ласки. Ладони блуждали по мне, поглаживая и разминая тело, как перед спортивным соревнованием. Вскоре ласки переместились вниз, и я понял, что моя соблазнительница опустилась на колени. Её руки скользнули на мои колени, сместились вверх... и погладили под трусами сначала яички, а затем и член, уже принявший вертикальное положение. Трусы задержались на мне ненадолго, поскольку мешали явно. И вот я, уже полностью обнажённый, ощущаю ласкающие мои гениталии ладони. Женщина переместилась вбок. Одной рукой сзади, через промежность, она перебирала мои яички, поддерживая их снизу. Чтобы ей было более удобно, мне пришлось раздвинуть ноги пошире. Второй рукой обольстительница потёрла мой член от основания до головки, обхватила ствол кулаком и начала движения вверх-вниз, то, обнажая, то, вновь закрывая головку кожей. Ритм её движений был неторопливым, ласковым, и я получал от этого полное удовольствие. Затем женщина оставила яички и переместилась на коленях, заняв позицию прямо передо мной. Я не решался опустить голову, чтобы увидеть ту, кто доставлял мне такое наслаждение. Какая в принципе была разница? Тем более что, посмотрев в глаза обольстительнице, я вполне мог прервать игру.
Мои яички почувствовали нежный, но властный язычок. Влажный кончик его то щекотал шары, то облизывал всю мошонку снизу-вверх. Иногда меня касались и губы, и тогда они слегка втягивали кусочки моего тела в рот, не переставая ласкать их языком. Вдруг случилась пауза: ладони я язык пропали «со своих мест». Я было забеспокоился, поскольку хотелось продолжения. Но продолжение оказалось лучше ожидаемого. Мою головку обхватили влажные твёрдые губы и член начал ритмичное погружение в надеваемую на него женскую голову. Минет был классным. Член туго блуждал за щеками, его облизывали языком и посасывали. В промежутках язык спускался вниз и не забывал уделять внимание яичкам, как будто не желая обидеть и их. Я начал покачивать бёдрами, ловя ритм минета, когда член входил в прекрасный рот. Хозяйка этого рта поняла мои движения по-своему и стала глубоко погружать мой ствол. Мне казалось, что он трёт нёбо, проходит в горло, а губы обольстительницы сжимаются на основании члена. Вероятно, это и было так – средние размеры моего достоинства вполне позволяли опытным губам брать его полностью. Однако мой сексуальный опыт подсказывал: всегда, когда я пытался добиться таких действий от женщин, они, обычно, либо не справлялись с дыханием, либо были брезгливы на погружение в горло члена, давились, и как следствие, быстро заканчивали с подобным. Я напрягся и ожидал услышать знакомые звуки. Однако не тут-то было. Член входил в горло ритмично и на всю глубину. Я подавал его вперёд, уже не опасаясь
за партнёршу. Мои фрикции становились всё более энергичными, но не вызывали отрицательных результатов. И я впервые в жизни понял, что значит иметь женщину в рот по-настоящему. Эмоции переполняли меня, возбуждение росло. Женщина обхватила меня ладонями за бёдра, чуть регулируя ритм, и мне показалось, что можно легко кончить, доведя себя до оргазма вот так, орально.
За игрой, однако, я отвлекался и всё-таки пытался угадать, кто же стоит передо мной на коленях. Тётушка Вероника? Ну уж нет – это вряд ли. Да, о нравах Вероники в эту ночь я узнал много нового и интересного. Однако я был её близким родственником. И, во-вторых, где гарантия, что её поведение основано на сексуальном интересе, а не на экономическом. Ради сделки на круглую сумму, можно было изобразить из себя и бисексуалку, коль уж попались такие партнёрши. Но ведь идти на инцест в таком случае совсем не обязательно. Вскоре я сообразил: всё то время, пока нежные руки ласкали и раздевали меня, мой нос дразнил аромат духов. Вероника же, несмотря на то, что торговала парфюмерией, духи не любила, и даже в машине не терпела ароматизаторов воздуха.
- Я предпочитаю, чтобы пахло кожей салона, в крайнем случае, лёгким запахом бензина, - говорила она.
Ну, уж бензином-то наша машина не пахла, не тот класс. Поэтому, поколебавшись, я отмёл Веронику. Кто – Мари или Ирэн? Обе смотрели на меня как кот на сметану. И обе, как казалось, были бисексуалками. Скорее, всё-таки Ирэн, она казалась мне более непосредственной и способной на такое. Отвлечённые мысли помогали мне справляться с сексуальным возбуждением и оттягивать оргазм.
Но удовольствие моё внезапно закончилось. В порыве страсти я повернул голову и увидел в боковом зеркале стоящую передо мной на коленях Веронику. Её глаза встретились с моими и минет закончился. Сзади послышался смех. Оказывается обе француженки всё это время стояли перед дверным проёмом, целовались и тёрли пальцами промежности друг друга. Щёлкнул включатель – Ирэн звонко смеялась:
- Кто? Кого ты думал?
- Я думал, что это Вы, то есть, ты, - честно ответил я ей, - духи французские, похожие на твои.
- Ха-ха, вот такие есть мужчины. Поменять духи и можно перепугать женщину.
- Перепутать, - поправила её Мари.
Вероника, ещё одетая, поднялась, и тоже улыбаясь, сказала:
- Мы поспорили, что ты меня не узнаешь, пока не увидишь лицо. А Ирэн поделилась духами.
- Да, не узнал..., - признался я, - а на что спорили?
- Если она выиграет, - сказала Мари, - то не мы как гости, а она будет королевой этого вечера.
- Что значит – королевой? - удивился я.
- Ну королевой: задавать тон, подавать команды, обязательные к исполнению.
- Это такие правила? - опять удивился я.
- Нет, это такая игра, ведь всегда интереснее, если каждый играет свою роль, а кто-то ведёт игру, - как маленькому объясняла мне Мари.
Да, вероятно, так было интереснее. Но какой же нужен опыт, чтобы так глубоко знать предмет! А Вероника тем временем входила в роль.
- Мальчики-девочки, сегодня у нас французский день – так что пока секс только оральный. Я уже слегка приласкала Андрея, теперь он намылит и помоет вас, а затем исполнит все ваши оральные сексуальные фантазии. Прошу в ванну, медам и месье.
Я вступил в тёплую воду. Вслед за мной, скидывая одежду и разбрасывая её по полу, поспешили француженки. Обе весело забрались в джакузи, начали обливать друг друга водой и ласкать мокрыми руками. Знают же что делать! Но и я был в курсе этого фокуса. Привстав на колени за их спинами, я взял кусок ароматного мыла и начал ласкать им спину и бёдра Ирэн, к которой испытывал большую внутреннюю симпатию. На самом деле ласка мылом, мыльными руками, скользящими по телу, хороша. Я и сам любил это делать, и принимать такую ласку от женщин. Теперь мне предстояло делать это на высоком международном уровне, да ещё и постараться не посрамить страну сексуальным бескультурьем. Француженки были уже «разогреты», поэтому Ирэн сразу стала отзываться. Она изящно двигала телом навстречу моим рукам, приподнимала зад, чтобы я погладил и его, а вскоре и застонала – негромко и с придыханием. Я ласково мял плечи бизнес-леди, поглаживал спину, придавливал талию, пожимал кожу ягодиц. Девушка приподняла зад окончательно, встала на колени и упёрлась руками в дно ванны. Я вновь намылил руки и взялся снизу за грудь, небольшую, но упругую. Одной, левой рукой, я ласкал грудь и живот, другая же потирала ягодицы Ирэн, которая крутила задницей, ловя своей межягодичной впадиной мою правую руку. Мыльная рука легко скользнула между ног француженки. Я стал потирать лобок и промежность девушки. Не хотелось раздражать её нежную кожу мылом, я сполоснул ладонь и раздвинул пальцами заветную складку. Пальцы поймали удобное положение и стали потирать малые губы и клитор девушки. Увлечься я не успел. Другая задница, менее мягкая, но не менее привлекательная, нетерпеливо подтолкнула меня в бедро. Видя, что одна моя рука занята, Мари покорно встала на колени и ладони, положила себе на спину мыло и замерла в ожидании. Ждать пришлось недолго. Я помылил руку и начал ласкать тело второй француженки, не слишком балуя себя разнообразием движений. Вскоре обе гостьи из Франции стояли рядом друг с другом, представив моему взгляду свои округлые формы. Они ритмично покачивались, каждая промежностью на одной из моих ладоней. Я почувствовал себя удачливым рыбаком и решил поймать девушек окончательно: большими пальцами я вошёл в их вагины, продолжая потирать клиторы внутренним ребром ладони, переходящим в указательный палец. Девушки закачались энергичнее, видно было, что они заводятся всё больше и больше. Игра нравилась мне. Однако я вдруг вспомнил, что на работе и, повернув голову, посмотрел на Веронику Ростиславовну. Такой я её ещё не видел. С одной стороны, её прежний, серьёзный взгляд говорил: «клиент всегда прав, продолжай работать с прилежанием». С другой стороны, её строгое, рациональное отношение к работе отошло на второй план: ноздри расширились, в глазах появился не замечаемый ранее огонь. Моя тётушка, сидя голая на краю джакузи, жадно впитывала увиденное и слегка двигала крепко сжатыми бёдрами, словно перетирая их внутренними поверхностями зерно. Видя напряжение её ног и бёдер, я подумал, что мука посыплется уже скоро – не пройдёт и пяти минут. Вероника кивнула мне головой и негромко скомандовала:
- В спальню...
Я загнул вверх большие пальцы и начал вращать ими во влагалищах. Ирэн охнула. Мари повернула голову и вопросительно посмотрела на меня.
- Пойдёмте в спальню, - сказал я ей.
Встав и взяв с вешалки несколько больших полотенец, я повесил их на плечи, приобнял поднявшихся девушек и пересёк с ними коридор, войдя в просторную спальню. Вероника прошла впереди, скинула покрывало с широкой кровати, откинула на спинку одеяло и жестом пригласила нас занять «спальный аэродром». Кровать и вправду была широка и удобна. Ранее мне доводилось заниматься сексом сразу с двумя женщинами, и, честно говоря, то, что было, не понравилось. Одна из них всегда оказывалось лишней, обделённой вниманием, мешала мне и процессу, делала неуклюжие и лишние вещи. Что ждало меня с француженками? Всё оказалось немного не так, как с нашими девушками. Француженки быстро, но без спешки обтёрли друг друга полотенцами, не забывая о ласках. Их бисексуальность, опыт и
готовность, как говорят у нас «работать в команде», бросали в глаза. Роли угадывались интуитивно. Ирэн уже лежала на спине, готовая к моим ласкам – Мари поняла, что я захочу начать с неё, и ничуть не ревновала. Я приступил к телу Ирэн, а Мари ещё продолжала вытирать ей ступни ног. Мои руки и язык начали блуждать по француженке. Глаза же спустились ниже, где поймали движение – вторая гостья брала в рот и посасывала пальцы ног своей подруги, щекоча их языком. Я внутренне сразу успокоился – мне не только не будут мешать, но и помогут! Воодушевлённый, я ринулся вперёд, желая не посрамить Россию. Но Ирэн, похоже, уже не видела во мне иноплеменника, а только мужчину. Она легко прихватила мои волосы на затылке и направила голову к своему паху. Я поддался, опустился, и, следуя правилам игры, направил язык туда, куда при другой ситуации, постарался бы попасть членом, бывшим ныне пока не у дел.
Куннилингус я любил. Причём не сколько сам процесс, сколько побочные результаты. Во-первых, во время таких ласк я здорово заводился сам: зрелище, запахи, влажные прикосновения лица, кожи и слизистых партнёрши. А во-вторых, большинство женщин с благодарностью и страстью принимали это и затем возвращали сторицей. Поэтому напротив вагины Ирэн я оказался перед любимым занятием. Что я только не попробовал: то ласково, то неистово облизывал и нацеловывал кожу губ сладкого плода, то вдруг нырял во влажную розовую его мякоть и хозяйничал там языком. Ирэн застонала. Я посмотрел вверх, и увидел, что Мари вовсю помогает мне – она попеременно всасывала в себя соски своей компаньонки, теребя их во рту языком. Ирэн завибрировала телом, подсказывая, что мы на верном пути. Вскоре её рука опустилась к моему лицу: средний палец приник ко входу во влагалище и начал круговые движения, как бы обозначая колечко входа в лоно. Я понял действия Ирэн по-своему: убрал её руку, положил свой большой палец на нужное место и начал те же движения с той же амплитудой и частотой. Я оказался прав. Француженка повысила голос – её стоны стали громче и призывней, бёдра задвигались в такт моему пальцу. Я слегка углубил его в вагину, исследуя ногтем верхний свод влагалища. Входить дальше я не планировал, так как уже нарушил правило гласящее, что сегодня только оральный секс. Но ведь Вероника сказала «пока». Кто знает, может «пока» уже прошло? Ирэн тем временем задрожала крупнее, заохала и сжала бёдра с такой силой, что мне пришлось убрать язык из промежности. Она стиснула мой кулак, пропихивая палец несколько дальше, и забилась в оргазме. Затихнув, она достала мою ладонь из своих бёдер, поднесла большой палец к губам и начала облизывать и посасывать его.
Занятый Ирэн, я не заметил, куда подевалась Мари. Однако она вновь ненавязчиво напомнила о себе: взяла меня на плечи, развернула к себе лицом и положила на спину, на кровать. Я предоставил француженке полную свободу действий, осознавая, что теперь её очередь, и она вправе получить то, что захочет. Мари на коленях подошла к моим плечам, показывая себя во всей красе. Надо признать показывать было что. Мари представляла собой классическую французскую женщину в моём представлении: она была блондинкой, стройной, даже немного сухопарой, с крупными, правильными чертами лица, большой грудью, с тёмными околососковыми кругами и сосками, узкими бёдрами и длинными ногами. Приглядевшись внимательнее, я понял, однако, что блондинкой Мари была крашеной – её лобок украшала «причёска» в виде сердечка отнюдь не одинакового с головой цвета волос, гораздо темнее. Судя по лобку, я назвал бы её шатенкой или даже неярко выраженной брюнеткой. Однако слова по поводу цвета своих волос Мари мне не дала – она перекинула над моими ключицами ногу, приблизила пах к голове, поднялась на коленях и ласково положила своё сокровище мне на лицо, упёршись руками в спинку кровати. И если на первый взгляд мне больше глянулась Ирэн, то при более «глубоком осмотре», надо было отметить то, что и у второй гостьи из Франции были достоинства, пришедшиеся мне по вкусу. У Мари был крупный, далеко выдающийся вперёд, тёмный клитор, и смуглые же, мясистые, губки, большие настолько, что прикрыть их кожистые волосатые губы не имели никаких шансов. Вероятно, Мари не решилась доверить мне такое интимное дело как оргазм и начала самоудовлетворение. Она заелозила на моём лице как наездница. Однако я не захотел оставаться в стороне, ловил её клитор и губы ртом, помогая себе языком. Француженка оценила моё рвение, стала двигаться медленнее, кругами, совмещая мои и свои действия. Процесс пошёл быстрее. Сзади Мари, также надо мной, встала Ирэн, обняла подругу и взялась за её груди, пощипывая и покручивая соски. Влага из Мари пошла интенсивнее. Смешанная с моей слюной, она покрыла почти всё моё лицо. Дышать становилось труднее, поскольку девушка уже потеряла над собой контроль и иногда садилась на мой нос. Я терпел, и не зря. Мари утробно рыкнула и быстро, в несколько качков, кончила. Затем вдруг дёрнулась ещё несколько раз, снова поймав оргазм. Но и это было ещё не всё. Француженка кончила, затихая на пяток секунд, ещё и ещё. И только после этого слезла с меня, легла рядом и благодарно заулыбалась. Да, я слышал о женщинах, кончающих сериями, но реально увидеть такую ранее не доводилось.
Переживая новый опыт, я взглянул на Веронику. Тётушка, всё это время наблюдавшая за нами как на порносеансе, была крайне довольна: француженки выглядели весьма удовлетворёнными. Однако увиденное завело не на шутку и её саму. Кроме того, из-за того, что мы втроём были плотно увлечены друг другом, Веронике пришлось мастурбировать. На столе лежала пачка презервативов, один из них был одет на банан, взятый из вазы с фруктами. Банан в руках тётушки влажно блестел латексом, подсказывая, что он провёл в ней достаточно времени.
Я продолжал лежать на спине, на середине кровати. Француженки понятливо переглянулись.
- Королева, - сказала Мари, - ваш выход...
Девушки поднялись с кровати, взяли Веронику под руки и подвели к кровати. Ирэн надкусила и разорвала пакетик с кондомом, надела его на мой член и сказала:
- Он готов.
Девушки под руки возвели тётушку на ложе, а затем встали на кровать сами. Как покорные служанки из гарема, француженки проводили Веронику ко мне и бережно помогли ей сесть на мой член. Вероника, уже не обращая внимания на них, легла на меня, свела и крепко сжала ноги, показывая, что ценит мой член гораздо выше банана. Её руки взяли меня за бёдра. Мне стало казаться, что меня насилуют. Так, оно, в принципе, и оказалось, хотя я и не был слишком против. Вероника закачалась, задавая ритм и набирая темп. Я, до сей поры сдерживавшийся, «отпустил удила» и начал резко подаваться навстречу тётушке. Француженки ласкали руками и губами и меня и мою начальницу, помогая, но не отвлекая. Назревал обоюдный взрыв, и мне оставалось лишь следить за тем, чтобы оргазм начался одновременно. Вероника задышала чаще:
- Ещё, ещё..., не останавливайся... Ещё, Андрюшенька...
Спазм, стон, громкий и протяжный. Вероника начала бурно кончать, и я позволил себе догнать её. Мой стон перекрыл все голоса, я взорвался оргазмом и подвёл итог переговорам: сделка с партнёрами из дружественной Франции состоялась и обещала дивиденды всем заинтересованным сторонам.
Автор: Eug36
адрес: eug36@yandex.ru
1887
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

На данном сайте размещены материалы эротического характера!
Входя на этот сайт вы подтверждаете что вам 18 или более лет.

Регистрация