Дыхание

Обстановка с кризисом во во всех отношениях мире и неурядицы на работе измотали меня до такого состояния, что мне хотелось куда-нибудь убежать и забыться на пару недель. Всё произошло как нельзя лучше, о чём я даже и не мечтала. В конце декабря, моя начальница, Вера Сергеевна, объявила, что отдыхать будем до 19 января, а в выходные перед новым годом придётся попыхтеть, чтобы часы сверять можно похужеть все годовые отчёты. Я чуть не прыгала от счастья. Думала чем предпринимать и как обвести неожиданный небольшой оттяжка.

Новый год как обычно мы всей семьёй встретили в тесном семейном кругу, а первого января к нам приехали наши родственники и моя сродная сестричка Светка. Погода стояла просто чудесная и довольно тёплая по зимним меркам. Мы сидели в моей комнате и болтали ни о чём. Вдруг зазвонил мой телефон и я услышала голос моей подруги Галки. Мы взаимо поздравили друг друга с новым годом и она предложила мне вмазать в лес и покататься на лыжах. Я не в силах была не принять от такого предложения и спросила об этом у своей сестры. Она также согласилась.

Собрав близкие вещи и предупредив родителей, что едем кататься в лес на лыжах и когда вернёмся, незнаем. Это их конечно не взволновало и они спокойно нас отпустили. Вскоре раздался сигнал аппаратура и взяв в грабки сумки и лыжи, мы вышли на улицу. Спокойная машинешка с багажником над крышей стояла возле калитки. Зафиксировав наплаву лыжи и положив в машину сумки, мы отъехали от дому и тут кто-то из нас спросил:

- А куда мы поедем то, ведь лыжная первооснова наверное ныне не работает?

- Поедемте к нам на дачу. – предложила я

- Лес там рядов, прямо за загородкой, да и взятка у нас самая крайняя. С дороги невидать, а пехтурой тама песчинка не потащится.

Так и решили. Автомат развернулась и помчалась по дороге за границы города. Вскоре минули последние на родине и появились первые дачные постройки. Мы свернули с трассы и поехали по просёлочной дороге. Снегу было немного и машинешка шла легко. Сделав пару поворотов и проехав около километра, машинешка остановилась возле домика. Где Хочешь не было видно ни одного следа и лишь после нас остались две параллельные полосы от колёс.

Выгрузив вещи и сняв с высоты лыжи, мы отворили калитку и вошли во внутрь дачного участка. Лыжи поставили под маркиза, рядом с углом и открыв ключом заржавевший замок, вошли внутрь. В домике было холодно, но был порядок, который мы оставили после последнего посещения дачи ещё по осени.

Я принесла охапку дров и затопила печь. Дрова затрещали, и сразу обдало теплом. Я закрыла дверку и налив воды в чайник, поставила его на плиту. Где то через час уже из чего можно заключить чувствоваться тепло, исходящее от печки, а чайник вот-вот должен уже забурлить. Мы по быстрому накрыли питание и сели вечерять. Время пролетело непримечательно и начинало уже меркнуть. За горячим чаем и прочими бутербродами и закусками, мы быстро согрелись. От печки уже пахло не просто теплом, а жаром. Рядом даже мотать срок было невозможно. Я сварливый чай небольшими глотками и вытирала со лба пот. Светке и Галке также было палящий зной и они скинули с себя тёплые свитера, оставшись в футболках.

Дачный хибарка был небольшой и не нужно было много времени, чтобы его нагреть. Вскоре и мне из чего можно заключить не в моготу терпеть жару и видя, как я мучаюсь, Светка спросила меня:

- А ты что как не родная, так и будешь в свитере париться. Или спустить вес решила.

- Нет. Просто я под свитером не привыкла ничего перемещать - ответила я

- Ничего. Здесь все близкие. Так что можешь уменьшать свою шкуру –усмехнувшись, добавила Светка.

Я не заставила себя век ждать и стянув фуфайка через голову, тем самым обнажив свою верхнюю часть тела, повесила его на спинку стула. Сев за питание и продолжив дохлебывать недопитый чай, я завела разговор и спросила девчонок, когда пойдём кататься на лыжах.

- Можешь идти прямо сейчас, тебя песчинка не держит – сказала Спокойная.

- Да, не не обращай внимания снять штаны, а то звери в лесу тебя неправильно поймут – парировала Светка и тут же засмеялась. Я не хотела обострять обстановку и пропустила это мимо ушей, сделав вид что неправильно поняла. Мы сидели и обсуждали тех, кого с нами не было и оптимистично смеялись. Как Рукой Сняло где то полчасика и Светка посмотрев на меня, удивилась и повторила снова:

- А ты что, не пойдёшь кататься на лыжах, или уже передумала. Тогда зачем мы семо ехали?

Я не стала ждать, что ответит по этому поводу Спокойная и какие предложения последуют ещё от Светки. Она всегда была такая и не могла спокойно разговаривать, чтобы не подкалывать своими фразами окружающих её людей и подруг.

- Ну если вы так настаиваете, то я не хочу бросать слов на ветер и удовлетворю ваше любопытство.

Я по-быстрому достала из сумки лыжные полусапожки и стянув с себя облегающие трикотажные брючишки, оставшись при этом в натуре, села на стульчак и стала обуваться. Девчонки молчали от удивления и думали, что я сейчас просто подыгрываю им, но я встала и взяв в углу лыжные палки, вышла на улицу. Взяв под навесом близкие лыжи, я встала на них и выехала за границы калитки. Ещё было светло, но стояла такая тишина, что даже веточки на деревцах не качались. Поверху падали одинокие снежинки и зимняя прохладца после такой жары в домике, даже не ощущалась. Повернувшись в сторону сооружение, я легко заскользила по нетронутому девственному полю. До сооружение было не побольше ста метров и я преодолев их, оказалась на опушке сооружение. Остановившись, я обернулась назад и увидела неровные две полосы от лыж, а Спокойная и Светка стояли у домика и махали мне рукой, зазывая обратно вернуться.

Не знаю, что со мной стряслось, но я повернулась к лесу и решительно заскользила на лыжах по неморальный узенькой дорожке внутрь сооружение. Из под полозьев лыжь раздавался звук свежего снега, а где то вдалеке раздавался стуканье дятла. Проехав ещё сотню метров, я остановилась и сняв лыжи, шагнула в лесную чащу. Мне хотелось настать ближе и осмотреть, как дятел стучит по дереву. После нескольких шагов подо мной треснула хвоя и стуканье сразу прекратился. Я на минутку затаила перспирация и прислушалась, но стояла тишина. Фирн стал падать почаще и я решила вернуться. Выйдя на с дороги, я развернулась и покатилась обратно. Под горку лыжи скользили самочки и вскоре я выкатилась на опушку сооружение и перебирая ногами поехала по полю пытаясь разузнать в старые жмыхи. Спокойная и Светка меня ушли и не стали меня ждать, а в окне домика горел уже свет. Сняв лыжи и поставив их под маркиза, я открыла портун и вошла во внутрь. Девчонки сидели на софе и удивлёнными глазами смотрели на меня и мой вид. На моей голове была небольшая шапка из снега, а по телу от тепла стекали тонкие струйки растаявшего снега.

- Вот и наша снегурочка вернулась – сказала Светка.

- Не замёрзла.

- А может тебе хочется всё время, пока мы тут будем отдыхать, ходить в натуре и в таком виде кататься на лыжах – не успокаивалась сестрёнка.

- Ну ладно девчонки, хватит вам спорить. Дай Вам ходит в чём ей нравится, это её дело. Если тебе хочется, то также можешь раздеться – заступилась за меня Птичка.

Поблагодарив Галю, за поддержку, я прошла к печке и села на стульчак. От неё ещё шло тепло и я быстро стала нагреваться. Светка перестала доставать меня и сняв близкие штаны, положила поудобнее подушку, легла и попыталась разбазарить разговор на другую тему.

Мы ещё век болтали и смеялись, а потом стали стелить постель, чтобы развалиться спать. На улице уже было темно и чтобы рано утром не ходить за дровами, а сразу с постели утопить печь, я взяла тряпку, чтобы не затрагивать полешками к голому телу и в натуре, и босыми ногами, вышла на улицу. Фирн уже валил и от этого даже не было видно опушки сооружение. Набрав дров, я вернулась в хибарка и положив их рядом с топкой снова направилась к выходу.

- Ты куда? – остановила меня своим вопросом Спокойная.

- На улице такая тишина и так тепло, что хочется прокурсировать перед сном.

- В Чем Мать Родила это известная вещь. А какими судьбами босиком?

Я пожала плечами и вышла на улицу. Девчонки накинув на себя кто что дым, также выскочили вслед за этим за мной, но я уже была на дороге, пролегающей между дачными участками. Наши следу от аппаратура уже засыпало снегом и невидно было следов от недавней моей пробежки на лыжах. Раскинув грабки в стороны и запрокинув голову назад, я стояла в середке дороги и раскрыв рот, ловила падающие снежинки и глотала их. Моё торс быстро покрывалось слоем пушистого снега и не выдержав восхищения во всем происходящим, я стала перепрыгивать и ухлестывать округ аппаратура. Мои босые шлепанцы деликатно погружались в осадок и взмывали вверх. Я, как козонька, скакала и веселилась. Увидев меня в таком состоянии, Спокойная и Света присоединились ко мне. Вскоре их куртки и свитера также полетели на осадок и они также стали перепрыгивать и ухлестывать вместе со мной, хотя на ногах всё ещё были одеты полусапожок, да и нижнее бельишко, плавочки и бюзгалтер, эротично обтягивали их стройные и красивые фигурки.

Напрыгавшись, мы вернулись в хибарка и все трое залезли под одеялишко, чтобы согреться. Светка дрожала и её зубы отбивали лёгкую чечётку, а Спокойная сдерживала близкие эмоции и лишь крепче прижималась к нам. Согревшись, мы быстро уснули.

Утром мы проснулись от холода. Было уже светло и печь давно остыла. Я соскочила и принялась распалять огонь. Света и Спокойная не хотели вылезать из под одеяла. Выглянув в время, я на момент замерла и от этого замешательства ко мне подбежали девчонки. За нокаут столько навалило снегу, что брешь под машиной не был виден. Можно было помозговать, что её замело снегом и теперь невозможно на ней выехать. Поставив чайник на плиту, я вышла на улицу. Было по прежнему тепло, но осадок уже не падал. Шествуя босыми ногами и проваливаясь при каждом шаге сантиметров на двадцать, я поняла, что без помощи нам не выехать. Правда торопиться нам было некуда, у нас было что есть и дров в сарайке хватит. Обойдя округ аппаратура, я направилась по дороге между дачами в сторону трассы. Из за того, что не было ветра и осадок падал спокойно и ровно, то упитанность снега по всей дороге была почти одинакова.

Одевшись, Света и Спокойная выскочили вслед за этим за мной, но я уже была на приличном от их расстоянии. Я не чувствовала холода и мне было приятно брести по девственному снегу, проваливаясь босыми ногами, и вдыхая полной грудью зимнюю новизна насыщенного кислородом воздуха. Помахав рукой, я вернулась обратно и подойдя ближе, стала вылепливать снежки и бросаться ими в девчонок. Они не заставили себя век ждать и уже вслед за этим в меня полетели снежки с удвоенной поневоле и счетом. От того, что я попала в них, Спокойная и Света догнали меня и повалили в осадок. Мы стали дурить и кувыркаться, не чувствуя холода, а лишь атлетический горячность овладевал нами, кто кого.

Бороться против двоих у меня не было шансов и в считанные минуты, я уже лежала на дороге, запорошенная снегом. Гале и Светке также немного от меня перепало и от небольшой потасовки их верхняя костюм лежала в стороне на снегу.

Смеясь и тяжело дыша после всего произошедшего, мы встали и пойдемте ладно в дом отогреваться. Дрова уже прогорели и чайник основательно кипел, подымая клубы горячего пара. В домике было уже тепло.

- Ты проиграла и ныне будешь делать всё по хозяйству – сказала мне Светка.

Делать не для чего и взяв ведро, я пошла за водою на иглофильтр. Он располагался возле большого раскидистого клёна в нескольких дачах от нашей. Босичком идти тама было рискованно и я одев на шлепанцы носки и чувяки, взяв плевка не стоит ведро, выскочила в натуре на улицу и проваливаясь в осадок – побрела к колодцу. На душе было легко и оптимистично. Я впервой это делала при своей подруге Гале и вместе с сестрёнкой, да ещё и в зимнее время. Погода была конечно как по заказу и в течении дня ещё несколько раз не очень сильно порошил осадок. Скважина был неглубокий и я легко набрала воды и пошла обратно. Было так тихо и слышалось над лесом, как стрекочут сороки и ещё какие-то перо издают свою приятную на слух мелодию.

Когда я вошла в хибарка, Светка и Спокойная лежали на постели под одеялом и крепко обнимали друг друга. Я подумала, что они греются, но поставив воду на табурет и повернувшись к ним, я заметила, что их нижняя костюм висела на верёвочке и сохла. Из Чего Можно Заключить они там в натуре – подумала я и хотела к ним также подпустить, но Светка тут же буркнула на меня:

- ты ныне проиграла и мы тебя к себя не пустим.

- Так не честно, ведь я же одна, а вас было тандем – возразила я.

- Давайте играть в картеж на проигрыш, тогда всё кончай по правилам – не услышав ответа, пыталась я восстановить справедливость.

- А она права – заступилась за меня Спокойная и Светка вяло полезла в сумку за картами. Сев в обход на постели, три совершенно голые девицы, устроили игру в дурачка. Мы спорили и пытались обвинить друг друга в мухляже, но я снова первая проиграла. Светка обрадовалась и стала лезть волосы своих волосина, пытаясь взять с потолка мне задание. Пока она думала, Спокойная первая сказала:

- Дай Вам проигравшая нас поцелует между ног.

Светка осталась ни с чем, но её это сильно взволновало. Мне ничего не оставалось, договоренность есть договоренность и склонив голову к ногам Гали, я стала слегка затрагивать к внутренним сторонам её бёдер. Она немного раздвинула шлепанцы и я медленно продвигаясь стала обсеять её поцелуями. Она немного вздрагивала и всё её торс подавалось насупротив моему язычку и губам. Вскоре я почувствовала её влажную расщелину, между половыми губами и уткнувшись носом прямо во вагина, втянула в себя взбухнувший курок. Спокойная вздрогнула и я услышала её слабый шум. Сделав ещё несколько движений, я быстро довела свою подругу до блаженства и она обхватив мою голову своими руками, прижала меня к себя. Мне тяжело было сопеть, но я продолжала ласкать её курок и ломиться язычков во вагина, чувствуя при этом каждое сотрясение её мышц. Вскоре стискивание её рук ослабло и я приподняв голову, облегчённо вздохнула.

После подруги, я также самое проделала и со своей сестрёнкой. Я уже знала все тонкости её организма и слабые места, и мне понадобилось совсем немного времени, чтобы она также яростно кончила. Мы снова продолжили игру и на этот раз проиграла Светка. Не успев ещё согреться после снега, мы продолжили исполнять желания друг друга, но они были одни и те же. Каждый проигравший языком доводил до оргазма победительниц. Засим за Светкой проиграла Птичка и она также, как бы стесняясь, но довольно решительно, сначала довела до оргазма меня, а потом и Светку. Мы смеялись и веселились, потом пили чай и снова играли в картеж. Когда нам поперек середыша однообразие и я снова проиграла, Светка не дав сказать никому, дала мне новое задание, от услышанного мы с Галей даже как то удивились. По её словам я должна была сходить на лысую ногу в лес и принести несколько сосновых веточек. Делать было не для чего. Мы все втроём выбежали из домика и я выйдя на с дороги, проваливаясь в осадок, направилась к лесу. Идти было недалеко, но на лысую ногу по снегу, это стоило мне некоторых усилий. Добравшись до опушки, я сломила три сосновых веточки и отправилась в обратный путь. Ногам было холодно и я не просто шла, а порхала – делая длинные шаги и не выдержав равновесия, плюхнулась в осадок. Вся в снегу, но довольная тем, что смогла это сделать, я ворвалась в хибарка и на всех парах подбежала к печке. Фирн быстро растаял и подо мной образовалась болото. Затерев её, мы снова продолжили игру. Я ещё двукратно проигрывала, и двукратно бегала в натуре по снегу, но каждый раз в неодинаковые стороны. Мне никак не перло, но вот и наступил на моей улице праздник. Проиграла Светка, да ещё я ей посадила шестёрку на лоб. От радости я век не могла успокоиться. Мы стояли с Галкой и ломали голову, что бы такое взять с потолка для Светки, куда бы её послать и тут почти одновременно пришла в голову оригинальная идея. Почти в вотан голос мы начали говорить:

- Тебе нужно пройти по дачной улице до самой дороги, откуда родом начинается загородный посёлок – и тут же рассмеялись.

Светка ничего не поняла из нашего разговора вперебой и переспросила. Мы снова всё повторили и она скисла.

- Можешь на шлепанцы что ни будь одеть, мы не такие уж и звери, чтобы тебя совсем сковать.

Светка одела на шлепанцы сшитые из овчинного полушубка чувяки и вышла на улицу. Мы не одеваясь, на лысую ногу, последовали за ней. Она бежала по заснеженной дороге, виляя своей обнажённой попкой, иногда посматривая по сторонам. Когда Светка скрылась за первым поворотом, то нам из чего можно заключить завлекательно и мы побежали с Галкой за ней, забыв, что стоим на лысую ногу и уже не чувствуем холода. Нам действительно было не холодно от увиденного и нахлынувшего возбуждения. Любопытство взяло верх над разумом. Добежав до поворота, мы огляделись по сторонам, но Светки не было видно. Пробежав ещё метров сто до следующего поворота, мы увидели, что Светка, оглядываясь по сторонам и немного прижимаясь к заборам дачь, стоящих по обе стороны узкой улочки, смело продвигалась к дороге. Мы с Галей не стали ждать, шлепанцы уже почти ничего не чувствовали и развернувшись в обратном направлении, откуда прыть взялась побежали в хибарка. По дороге я запнулась за что то и не чуя ног свалилась в ворох. Птичка подбежала ко мне и решила мне помочь встать, но я потянула её за руку и с ней обе оказались в куче пушистого снега. Кое-как встав и отряхнув с себя осадок, мы стремглав долетели до домика и вбежали во внутрь. Обтерев друг друга полотенцем, мы сели ближе к печке и стали греться. Спокойная предложила налить тёплой воды в тазик и опустить тама шлепанцы. Мы так и сделали и действительно шлепанцы стали быстрее отогреваться.

Тут скрипнула портун и забежала запыхавшаяся и продрогшая Светка.

- Всё, я больше не играю в картеж – выстукивая зубами, выдавила она из себя эти слова.

Мы рассмеялись и уступили ей место у печки и в тазу с водою, а самочки залезли под одеялишко и прижались друг к другу. От тепла нас потянуло в сон и как только Светка согрелась, и присоединилась к нам, мы не стали кемарить вечера и тихо обнявшись, уснули.

Я проснулась от того, что с меня стащили одеялишко. Встав, я выглянула в время. Было темно и не видно было луны. Шёл осадок. От печки всё ещё шло тепло и были видны раскалённые угли. Открыв дверку, я положила несколько полешек и они сразу взялись пламенем. Меня сразу обдало жаром и немного посидев, я решила выйти на улицу. Надев на шлепанцы чувяки из овчинного полушубка, я тихонько открыла портун и выскользнула под маркиза, который возвышался над входной дверью дачного домика. Было по прежнему тепло и крупными хлопьями падал осадок. Наших вчерашних следов уже не было видно.

- Да, выбираться нам кончай трудно от этого места – подумала вслух я, хотя кто его знает, у Галки внедорожник и она не беспокоится об этом, чисто, всё нормально кончай.

Успокоив себя, я шагнула вперёд и сразу поймала множество снежинок своим веточка. Они падали на волосы, сиси и рамена и слегка касались остальных частей тела. Я вышла за калитку и побрела в сторону дороги, где только в недавнем прошлом была Светка. Я шла не в спешке и полной грудью дышала этим прекрасным и чистым воздухом. Мне хотелось запастись им на всю оставшуюся зиму, ведь средь бела дня мы должны будем вернуться в остров. Не заметив, я оказалась у самой дороги, по которой ещё в недавнем прошлом средь бела дня мелькали проезжающие аппаратура. Я поднялась на грейдер и увидев вдалеке светящиеся фары идущего автомобиля, спустилась обратно. Через несколько минут, машинешка пронеслась мимо, водилка которой и сидящие в ней незнакомые люди, даже не могли помозговать, что в нескольких метрах от дороги, свободно разгуливает обнажённая девушка и ловит открытым ртом падающие снежинки. Я вышла из-за укрытия и пошла к домику. Было так тихо и хорошо, что я готова была бродить в натуре целую вечность. Внутри дачного домика ещё не было свету, чисто, девчонки спали. Я разборчиво, чтобы не разбудить их, взяла ведро и пошла на иглофильтр за водою. Скважина находился в трёх дачах от нашей. Потупив ведро вниз, я зачерпнула воды и вытащила наружу. Перелив воду в своё ведро, я побрела обратно, бороздя ногами новее произошедший осадок.

Сделав несколько шагов, я сильно перепугалась, увидев идущую мне насупротив фигуру человека. Приглядевшись, я узнала в ней Галку, мою подругу. Проснувшись, она заметила, что меня нет в домике и просто решила пошакалить на улице. Спокойная была как и я в натуре и в тапочках на босу ногу. Я шла впереди и несла ведро с водою в правой руке и когда мы подошли к домику, я поставила ведро на ступеньку и выпрямившись, повернулась назад. Спокойная стояла за моей задом и мы чуть-чуть не столкнулись носами. Мы рассмеялись и на меня, или на нас обеих, что то накатило такое, что я не могу по сей день понести ответственность на этот вопрос. Я положила грабки Галке на рамена и прижав её к себя, поцеловала в рот. Она не оттолкнула меня и не предприняла ничего, чтобы размежеваться. Я ещё крепче прижала её к себя и мы стали целоваться, а наши грабки бегали по телам друг друга. Не могу сказать, как всё стряслось, но я стала пятиться назад и увлекла за из себя свою подругу. Потеряв пондерация, мы упали в осадок и ещё с большим азартом стали ласкать и целовать друг друга. Все волосы и всё торс было в снегу.

Я ухватилась за Галкины ягодицы и стала притягивать её к себя. Она всё поняла и развернувшись, стала на колени над моим в фас. Я просто впилась в её засыпанную снегом пах и тяжело дыша, стала отогревать. Мой язык бегал округ её клитора и слизывал оставшиеся снежинки. Сжав губами взбухнувший бугорок я попыталась завлечь его в себя и почувствовала, как всё торс моей подруги содрогнулось. Я ещё крепче прижалась в фас к её промежности и раздвинув носом половые рот, попыталась завлечь все её благовония. Мне было уже всё равно где я лежу и что я делаю, только бы не потерять и не упустить этот ароматный и истекающий почка своей лучшей подруги.

Галя же в своё время, как почувствовала подлет оргазма и её охватила мелкая холодок, наклонилась к моему животу и разведя грабки в стороны, стала загребать ими осадок и засыпать меня. Потом её грабки невозбранимо стали объяснять весь этот осадок по моему телу и ломиться между ног. Моё торс не слушалось меня и шлепанцы поддавшись возбуждению и новым ощущениям, самочки раздвинулись, насколько это было возможно. Спокойная стала ласкать мою пах, захватывая новые порции снега и как бы пытаясь втереть их в моё торс. Всё это было как в тумане и не поддавалось контролю с моей и её стороны. Сколько бы это продолжалось и ещё сколько бы раз нам посчастливилось испытать этот белокипенный удовлетворение, если бы не Светка. Возможно она и спасла нас от простуды и ещё неизвестно от чего.

Проснувшись, Светка не нашла ни одной живой души в домике и не нашла ни одних тапочек, решила обозначиться на улицу и отследить, где мы и что делаем. Она толкнула входную портун и опрокинула ведро с водою. Бред ведро покатилось и забрякало. От этого звука, раздавшегося в полной тишине, мы с Галей и очнулись от того состояния, в котором находились. Светка застала нас в непристойной обстановке и рассмеялась.

- Я их ищу, ищу, а они тут вот чем на снегу занимаются, не отморозили ещё себя ничего – раздосадованно буркнула сестрёнка.

Мы опешили и не могли сказать ни слова.

- Чего молчите, как будь-то воды в рот набрали – и подойдя к нам, она протянула руку и стала помогать нам подняться. Мы все вместе вошли в хибарка и просто ужаснулись, глядючи при свете друг на друга. Светка от нашего вида расхохоталась, что не могла стоять и упала на постель. Мы, с взъерошенными волосами на головах и все в снегу, красные как раки, стояли и с нас текли тонкие струйки от таявшего снега. Сев к печке, мы стали греться, а Светку попросили согреть нам чай. Она взяла ведро и отправилась на иглофильтр. Через полчасика мы уже сидели все вместе и пили горячий чай и поглядывая руг на друга, заливались громким несерьезно.

Ближе к обеду, собрав все близкие вещи и уложив в сумки, мы решили ещё немного прокурсировать перед отъездом.

- Как На Грех, что мы не можем здесь остаться ещё на несколько дней – сказала моя друг.

- Да. Я бы также не против ещё отдохнуть, хотя бы до наступления морозов – согласилась с ней Светка.

Я шла и молчала. Я не знала, чего сказать и мне не хотелось возвращаться после сегодняшнего действие произошедшего ранним утром. Я бы также провела здесь ещё несколько дней, стих мы все так сдружились, а попросту мне просто не хотелось говорить прощай с девчонками.

Обойдя несколько кварталов и улочек дачного кооператива, раскрасневшиеся, но довольные и радостные во всем произошедшим, мы вернулись в хибарка и зафиксировав лыжи на багажнике аппаратура и уложив сумки, стали принаряжаться. За четыре дня, которые мы обходились без неё, было как то непривычно расправляться на себя трикотажные костюмы, но делать было не для чего.

Сев в машину, мы ещё раз взглянули на место недавнего пристанища и тронулись в путь. По свежему и не слежавшемуся снегу, машинешка легко преодолела участок пути до оживлённой трассы и выскочив на неё понесла нас в заросли большого города.

На этом закончилось наше новогоднее происшествие, но я не перестаю вспоминать о нём, как о самом интересном событии, произошедшим со мной в зимнее время.

С уважением ко во всем, кто прочитал мой шванк – Мара. Челябинская обл.

marinakcnh@rambler.ru
3580
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

На данном сайте размещены материалы эротического характера!
Входя на этот сайт вы подтверждаете что вам 18 или более лет.

Регистрация