» » » О интимных отношениях в семье

О интимных отношениях в семье

Петрович, аппетитно попыхивая сигаретой, говорил:

- Ты вот никогда не ебал кого из родни? Ну там сестрицу, матушку, бабок-теток? Нет? И зря. Скажу тебе, что это совершенно иное дело, чем просто какую бабенку выебать. Совсем иное чувство. Во-первых: запретный плод сладок. Ебешь и понимаешь, что нарушаешь все законы. И от этого во сто крат приятнее. Во-вторых: кого же еще ебать, как не самых близких людей. Да и что делать, если живешь Бог знает где, вокруг никаких баб, а в семье ты один мужик. И с тобой только мать и сестренка. И им тоже неможется, тоже ебаться надо.
Так и вышло, что лет в пятнадцать мы с матерью и схлестнулись. Летом было. На покосе. Косят-то с утреца пораньше, если ты еще не забыл. Вот мы с матерью еще на зорьке и зачали покос. А ближе к обеду, как трава высохла и литовки зазвенели, зашабашили и пошли к речушке ополоснуться. Мать никогда меня особо не стеснялась. Да и не принято у нас было прятаться. В баню все втроем ходили. Сестрица старшая, мать и я. Ну лупился на пизденки и титьки ихние, ну и что. Когда перед глазами постоянно женские тела, не сильно-то и разглядываешь их. Вот и здесь то же самое. На берегу мать стянула с себя платье, скинула пропотевшие трусы и бюзик и пошла к воде. посмотрел я ей вслед и ахнул.

Красотища-то какая! Мать шла мелкими шагами, подрагивая ягодицами. И была она что та картина художника, который писал женские тела. не помню ее название, да и не к чему. Там то ли Венера, то ли Афродита из моря выходит. Смотришь на нее и не возникает в голове никаких фантазий, а только дух захватывает от совершенства. Вот и мать, идя напротив солнышка, показалась мне богиней с той картины. Розовое тело, чистая кожа, золотисто-рыжие волосы до поясницы. И сложена - дай бог каждой! Я так и обмер. А она оглянулась

-Ты чего, сынок?

-Мам, какая ты красивая! Прям богиня! Век бы любовался!

Мать засмеялась, быстрее пошла к воде.

-Иди купаться, знаток!

Поплескались, смыли пот, выбрались на берег и легли. Мать сполоснула одеженку, развесила на кустах сушиться, и потому лежали голые. Немного поели и перебрались в тенечек. Вскорости мать уснула, а я лежал рядом и пялился на нее. Она во сне повернулась на спину, раскинула ноги. Потом подтянула одну и согнула ее в колене. Быстренько перебрался и лег так, чтобы видеть все промеж мамкиных раздвинутых ног.

Золотистые волоски сбегали от низа живота на половые губы и опушали их. А сами губы слегка раздвинулись, обнажив розовое нутро, сморщенные складки малых губ, розовую пипочку клитора. Видимо ей что-то снилось, потому что клитор напрягся, налился кровью и весело выставился из складок кожи. Блестя в свете дня красовался: Вот я какой! Любуйтесь! И я любовался, переводя взгляд с мамкиной пизды на ее живот, на груди, что небольшими холмиками двигались в такт ее дыхания. Стыдно признаться, но у меня встал. Да так встал, что в ушах зашумело.Лежа на животе и упираясь стоящим хуем в землю, не желал ничего на свете сильнее, чем засунуть свое страдающее естество в мамину пизду. Аж скулы свело. подполз поближе и ощутил запах матери, запах ее вагины. Не знаю, что нашло, но подтянулся поближе и легонько прикоснулся языком к распахнутым губам. Сладко, кисло, еще как - ничего не понял.

Просто вкусно. Так вкусно ощутить на языке мамин запах, мамины выделения и что там еще есть в пизде. Она
во сне дернула ногами, вроде как сжать их. я замер, покрывшись потом. А она вдруг раздвинула ноги еще шире, согнув в колене и вторую ногу. И я потерял голову. Зарылся языком, губами, присосался к этому желанному предмету своей страсти. А чтобы мама случайно не свела ноги вместе, ухватил ее за бедра. Она во сне застонала, выгнулась. Но явь оказалась приятнее сна. Не сказав ничего вроде:

-Зачем? Не надо. Ты сдурел.

мама сильнее раздвинула ноги, приподняла попу, давая простор моим губам и языку, ухватила меня за голову и сильно прижала к пизде. Да так, что мне даже воздуха не стало хватать. Через самое малое время мать выгнулась, затряслась, застонала. По ее телу пробежали спазмы судороги, влагалище затрепетало в сокращениях и мама закричала.

-Мамочки! Ой, бля! Хорошо! М-мм!

Успокоившись, мама подтянула меня за уши к себе и начала целовать. А я лежал на ней, упираясь хуем куда-то в пупок и неумело отвечал на поцелуи. Мать завела ноги мне за спину, обвила ими меня и как-то ловко поместила хуй в то место, куда он так стремился. Качнувшись навстречу, показала мне, что надо делать. Да могла бы и не показывать. Природой заложено. Сделав несколько телодвижений, разрядился в маму целым потоком спермы. Мне показалось, что кончал я несметное количество времени. С меня все лилось и лилось, уже не помещалось в маме и потекло по промежности на ягодицы. Накопил, значит. Упав без сил, уткнувшись носом в мамину грудь, замер. Воздух с трудом проникал в пересохшее горло, я весь взмок. Немного отдышавшись, решил получить порцию причитающихся мне пилюлей.Мать у нас справедливая, но строгая. И я понимал, что за самовольство должен понести наказание. Как же я удивился, когда мать, засмеявшись, столкнула меня с себя

-Слазь, бычок, задавил совсем!

Поднявшись, пошла к воде

-Совсем залил. Где ты только взял столько спермы? Ты что, даже не дрочишь?

Услышать такое из уст мамы мне не доводилось раньше и потому я даже как-то оторопел. А она уже зайдя в воду, присела, плеща на пизду водой, старательно вымывая следы моего присутствия.

-Иди, давай, мойся.

А когда я забрел в воду почти по пояс, мама ухватила меня за плечи и окунула в воду с головой. Не ожидая такого, захлебнулся. Вынырнул, откашливаясь и отплевываясь. Мать, весело смеясь, уже была на берегу. Дошел до нее, лежащей на том же месте, несмело присел рядом. Надо было что-то сказать, но в горле стоял комок. Мама, видя мое состояние, пришла на помощь

-Все нормально. Вырос ты, сынуля. Вот уже и мамку ебать начал. Да не красней ты так. Неужели бы ты что-то смог, если бы я не захотела. Когда ты меня там поцеловал, во мне будто что-то взорвалось. И так захотелось мужика, а ты ведь у меня мужик. Вон и опять у тебя стоит. Да не стесняйся. Стесняться будешь, когда стоять перестанет. Иди ко мне. Не торопись, не спеши. Вот так. Нет, стой, не туда. Подожди, я сама вставлю. И мама, вновь скрестив ноги у меня на пояснице, сама поправила и направила хуй куда надо. Мне только и осталось, что качать. А мама поправляла, сдерживала, подсказывала, как сделать ей приятно.

В этот раз все длилось намного дольше. Мама успела кончить, когда я не сдержался и вновь выстрелил в нее спермой. Безо всяких водных процедур, немного передохнув, мама встала на четвереньки, приглашая меня испробовать лакомство с другой стороны. Стоя на коленях позади маминой попы и яростно вгоняя в нее свой елдак, крепко держась за бедра, я чуть не плакал от счастья иметь такую маму. В том смысле, что не у каждого есть такая мать.

Когда я попытался залезть на маму в очередной раз, она ласково успокоила меня, сказав, что сразу так много будет вредно и небезопасно для моего здоровья. И потому мне лучше потерпеть до дома.

Одев не совсем просохшую одежду, пошли домой. Мама резвилась, как девочка. Собрала букетик цветов, на ходу сплела венок и надела его на себя. Потом сплела такой же мне. Уже почти перед самой деревней, затащила меня с тропинки в кусты, встала к дереву, держась за него и выгнула спину, как кошка, что хочет кота. Забросив подол почти на голову, обнажила попу, которую не прикрывали даже трусы, покоящиеся в корзинке с едой.

-Давай еще разок! До дома не дотерплю!

И мама замычала, когда я почти с размаху вошел в нее. Гонял я долго, все не мог кончить. И мама покорно стояла, принимая меня в себя, терпеливо ждала, когда же новоявленный муж изволит кончить. Потом, уже когда я выпрастался, присела на корточки и пописяла.

Дома мать весело хлопотала, готовя покушать, чего-то напевала, просто таки порхая по дому. И когда она в очередной раз пробегала мимо, поймал ее за руку, притормозил и глядя в глаза спросил

-Мам, мы теперь как муж и жена?

-Лучше! Мы как мать и сын, которые стали любовниками. И никто нас не разлучит вовек!

А ночью мама отдавалась мне со всей страстью исстрадавшегося без мужика естества. Получая что-то от меня, что-то отдавала взамен, учила.

Примерно через пару месяцев, мать сообщила, что вроде как забеременела. Потом оказалось, что это было просто ложной задержкой. Но меры предохранения мы приняли. Как раз в моду входили спирали и мать поставила такую, съездив в город. И теперь уже без страха мы еблись везде, где только приспичит и где позволяли условия.

Долго оставаться тайной наши отношения не могли. И однажды сестрица, проявив таланты сыщика, выследила нас и появилась в тот момент, когда мама стояла раком. уцепившись руками в загородку курятника, спустив старенькое трико с трусами до колен и выставив свою попу. А я, со спущенными до колен же штанами, уцепившись за маму, яростно ебал ее, постанывающую от удовольствия.

Сестрица дождалась пока мы кончим и лишь тогда проявила свое присутствие. мама испуганно поддернула трико вместе с трусами, а я все никак не мог поймать спущенные штаны и стоял, с еще не полностью опавшим хуем. Кое-как справившись с проблемой, пулей выскочил из сараюшки и уселся на крыльцо. Из сарая раздавались громкие голоса матери и сестры, но о чем они говорили, было не понять. Да еще в ушах стучало и шумело. Я гадал, чем обернется это разоблачение. Голоса стали стихать, а вскоре и мать с сестрой, весело переговариваясь, вышли из сарая. мать сказала

-Пойдемте в дом, надо поговорить.

Дома расселись за столом на кухне и мама заговорила

- Понимаешь, сынок, сестра твоя тоже женщина. В том смысле, что пролетела и уже не девочка. А мы, женщины, так устроены, что однажды попробовав, хотим еще и еще. Вот мы и решили, если ты не будешь против, жить втроем.

-Мам, так мы и так втроем.

-Ты не понял. Твоя сестра тоже будет спать с тобой. Конечно, если ты не против. Ей тоже надо мужчину и ты мог бы помочь. А забеременеть она не забеременеет, я позабочусь об этом.

-Мам, мы что, вместе спать будем? А как же?...

-Дурочек! Так будет еще приятнее и лучше.

Вечером, вымывшись в бане, на маминой кровати разместились все трое. Сестра укрылась одеялом по самый подбородок. Но мать сказала, что если она так хочет спать с нами, то пустьотбросит в сторону свою стыдливость. Тем более, что видели мы голыми друг друга не раз и не два.

И сестра сдалась. Закрыла глаза и откинула одеяло в сторону. Прикрыв руками грудь, крепко сведя ноги, вытянувшись стрункой, еле дышала. Мама нежно начала гладить ее, убрала руки от груди и начала пощипывать сосочки. Я же смотрел на такие же как у мамы рыжеватые волосы, треугольником растущие внизу живота, на стройное тело сестры, на мамины порхающие руки. Наконец несмело коснулся тела сестрицы. Она вздрогнула, но мама успокаивающе погладила ее, что-то прошептала на ушко и сестра расслабилась. А мама уже гладила сестрицины бедра, раздвигала ноги, сгибая их в коленях и широко разводя в стороны.

-Сделай ей как мне в первый раз. Только ласково.

Спасибо маме от которой я узнал, что пизда довольно нежный предмет и не терпит грубости, а напротив любит ласку. И потому я нежненько прикоснулся губами к раскрытому лону сестры, что подобно розовой устрице ждал и жаждал этого прикосновения. Она вздрогнула и попыталась свести ноги, но мама была на страже и не дала ей этого сделать. удержав их широко раздвинутыми. А я уже порхал, иначе не назовешь, подобно бабочке по цветку, по губкам сестрицы, покрывал коротенькими и ласковыми поцелуями каждую складочку ее распахнутого лона, ласкал клитор, облизывал губки. На вкус сестра отличалась от мамы.

А когда я, попробовал просунуть внутрь пизды палец, понял, что и в размерах они с мамой различались. Сестра была намного уже и мельче. Не дойдя до конца, палец уперся в преграду. Понял, что достал матку, пошевелил пальцем, поглаживая этот выпуклый предмет, спрятанный так неглубоко. А потом просто стал ебать сестру пальцем. одновременно вылизывая и обсасывая ее пизду. И через некоторое мгновение сестра напряглась, крепко сжала мне голову бедрами и внутренние стенки влагалища завибрировали,сокращаясь и выбрасывая мне в рот ее выделения. Еще через некоторое время сестра расслабилась, медленно распрямила ноги и вытянулась на кровати. Открыв мокрые глаза, рывком села и попыталась рассмотреть что-то промеж ног

-Я кончила!

Мама сказала

-Так этого мы и добивались.

Сестра поглядела на меня

-А ты?

-А ему я помогу. Иди ко мне, сынок.

И мама легла, раскинув ноги. приглашая меня к себе. в этот раз мама превзошла сама себя. будто стараясь показать сестре все, что могут делать в постели любовники, она то ложилась на спину, то переворачивалаь на живот, то ложилась на бок, а то становилась раком. Садилась на меня верхом и ложилась в позе 69, подставляя под мои губы свои прелести и заглатывая стоящий хуй. А сестра широко раскрытыми глазами смотрела на это пиршество тел, на это переплетение любовников, слушала наши стоны, охи и ахи, вдыхала запах ебли. Мама уже пару раз кончила, а у меня как- будто что-то заколодило. Стоит и не думает выплескивать сперму. Наконец умаявшись, мама высвободилась, села, утирая пот с лица и глядя на сестру сказала

-Вставь ей.

Сама положила сестру на спину, сама развела ей ноги, подложила под зад подушку и, взяв меня за хуй, подтянула к пизде поближе, провела хуем несколько раз вверх-вниз, смазывая его выделениями сестры, а потом приставила ко входу и подтолкнула меня, шлепнув легонько по заднице

-Осторожно, она еще не разработана, не сделай больно. И я двинулся вперед. Тесноватая после маминой, сестрицина пизда плотно облегла и обняла хуй, с затруднением пропуская его в себя. Мама шлепнула по заднице сестру

-Расслабься!

И я провалился, нет, протиснулся в тепло и тесноту сестричкиной пизденки. Да, такую ебать приятнее, это я заценил. Она откликалась на каждое движение хуя. Когда он протискивался вперед, сопротивлялась, а когда он спешил на выход, тянулась за ним не отпуская,желая продлить его прибывание в гостях. Мама шепнула на ушко мне

-В нее не кончай.

Я замер

-А куда?

-В меня.Успеешь?

Конечно же успею. Тем более, что мама легла рядом и приготовилась принять меня. Даже если и не в маму, то на маму. А может и на живот сестры. Справлюсь. Сестрица застонала

-Не могу!

-Что не можешь?

-Кончить не могу. Вот-вот и не получается.

Мама отстранила меня, заставив выйти из сестры, повернула ее на живот, подложив подушку под самый лобок и развела ягодицы. Я вставил в сестрицу свое оружие ближнего боя теперь уже с тыла. А мама, просунув руку под животик сестры, ласкала ее клитор. Иногда ее пальцы встречались с моим хуем. Она успевала и мне погладить яички, будто способствуя нашему с сестрой соединению. Не знаю, какие мысли бродили в ее голове, когда она смотрела, как ее дети еблись у нее на глазах и к этому инцесту она сама приложила старания.

Ласкаемая с двух сторон, сестрица тихонько заныла, заойкала и стала кончать. Упав на живот, крепко сжав ягодицы и потянув меня за собой, она кончала, что-то причитая в подушку. А я, вырвавшись из тесных объятий ее пизды, быстро перелез на маму, вставил в ее широко раскрытую пизду стоящий и готовящийся извергнуть поток спермы, хуй. качнув несколько раз, разгрузился. Мама приняла в себя все до капельки.

Лежали втроем на кровати. Лежа на спине и обнимая прижавшихся ко мне с двух сторон женщин, мужем и любовником которых я стал, отдыхал от трудов праведных. А они перебирали мои яички, теребили вялое существо, липкое от моих и их выделений, целовали мне грудь. Так и уснул. Не знаю, сколько проспал, но когда проснулся, было темно. Перелез через мать, лежащую на краю, пошел в туалет. И снова забрался в серединку, согреваемый теплом женских тел. Сестра повернулась лицом к стене, выставила попу, будто специально дразня меня. А мать напротив, повернулась ко мне лицом и во сне крепко обняла меня.

Аж смешно стало. вся троица лежала на правом боку. Почувствовав шевеление внизу живота, потрогал там. Так и есть: встает, паршивец. На сеструхину задницу встает. И стал пристраиваться к этой самой заднице. Надо сказать, что сопротивления не последовало. Сестрица была во сне расслаблена, мокренькая и я легко проник в нее. Она что-то спросонья пробормотала и начала двигать попой. А когда проснулась и спросонья попыталась вырваться, было поздно. Я уже во всю шуровал хуем в ее пизде,загоняя его до конца. И сестра, вспомнив, что теперь запрета нет, сдалась, отдалась на милость победителя. Толкая задницей мать, разбудил ее. Она приподняла голову

-Неугомонные, когда вы успокоитесь?

Но сама не заснула, лежала, все так же прижимаясь ко мне и вторя моим движениям. А сестрица, согнувшись и упершись головой в стену, терпеливо сносила мои удары, принимала меня, своего нового повелителя. Помня о том, что в сестру пока нельзя кончать, почуяв приход, резко повернулся к матери. Она не была готова к такому повороту событий и получилось так, что хуем я уперся ей почти что в лицо. Куда-то под подбородок. А уж оттуда до ротика рукой подать. Вернее чуть двинуть хуем. И вот мамины губы обняли напряженную головку, сделали сосательное движение. И плотину прорвало.

Сестра расспрашивала мать, каково это, глотать сперму. И мать поясняла, что не только вкусно, но и полезно. А сестрица, отрываясь для очередного вопроса, вновь смыкала губы вокруг хуя, взамен подставляя моим губам свою пизденку. А мама, как опытный наставник, иногда даже показывала на примере, как надо ласкать мужчину, сама беря хуй в рот. Вот и сестрице досталась порция спермы, вот и она сглотнула в первый раз.

Сестра, лежа грудью на столе, елозила по нему в такт моим движениям. Уже привыкнув ко мне, научившись получать удовольствие, она давно по жадности ебли обскакала мать. Она готова ебаться где угодно и когда угодно. Единственно, что ее останавливает, так это приход месячных. И тогда она готова порвать всех и все. А уж после месячных мне просто не хватает сил утолить ее голод. И тогда на помощь хую приходят язык и пальцы. Матери дома не было и потому сестрица отдавалась мне уже второй раз за утро.

Благо молодые и сил полно. Кончив в нее, вытащил свое усталое хозяйство. Сестра резко повернувшись, обсосала его, не давая упасть ни капельке драгоценной влаги. А то, что вытекало из пока еще не закрывшийся пизды, размазала по промежности, стараясь помазать и бедра, и живот. Вдолбила себе в голову, что это полезно. И потому даже когда я ебал матушку, старалась перехватить извержение и употребить сперму с пользой для себя. Спускал ей на лицо, на грудь, в рот. Пизда сестры давно разработалась, принимала меня без затруднений. Все были довольны сложившимися отношениями. А уж как был доволен я. Всегда есть баба, которую можно напялить в любой момент. И если у одной возникают проблемы, вторая тут как тут.

Пресытившись просто еблей, для разнообразия внесли в наши отношения элемент игры. То вставлял каждой по очереди, ожидая, на какой кончу. То насиловали с сестрой мать, или с матерью сестру. Ебешь одну раком, а она у второй пизду вылизывает. Вариантов было много и нам не прискучивало это дело. А уж в бане совсем дурковали. И отношения сложились такие, что исчезли даже намеки на ссоры и ругань. Каждый старался помочь и угодить другому.

Долго мы так жили. Меня в армию почитай в девятнадцать призвали. Пока технарь закончил, пока то да се. Мог и не идти, да отслужил честно. Пока служил, сестра замуж вышла. Только не перестали мы при встречах ебаться. И до сей поры, пизда старя, старается дать хоть разок. И с маменькой не прекращали ебли, даже когда женился. И самые близкие и самые родные мы стали. Вот потому и говорю, чтоебать близких родственников не только можно, но и нужно. Главное детей не заводить. Говорят, не совсем нормальные получаются. так ведь мы и еблись не для продолжения рода, а для удовольствия.
1687
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

На данном сайте размещены материалы эротического характера!
Входя на этот сайт вы подтверждаете что вам 18 или более лет.

Регистрация