Настенька

Это была девчонка лет четырнадцати, совсем еще зелененькая. Настенька из соседнего дома. Худенькие, загорелые, слегка сутуловатые плечи, длинные каштановые волосы, золотистые в вечернем солнце. Я любовался ей с балкона уже около получаса. Зрелище, прямо скажем, волнующее. Девчонка играла с соседскими пацанами в футбол. Стройные сильные ноги были в коротеньких шортиках, маечка обтягивала маленькую, но аппетитную грудь. Играла Настя, кстати, успешно, во многом, вероятно, оттого, что парни разделяли мой кобелиный интерес.
Я ее хотел. Прямо-таки под ложечкой засосало. Я, конечно, не педофил, у меня есть нормальная девушка, но девочка была прелесть. Совсем ребенок, но такая секси…

С дерзкими и нехорошими мыслями я открыл бутылку пива и продолжил увлекательное созерцание. «За сколько ты будешь моя, красавица? Я куплю тебе мороженое, два, если будешь хорошо стараться» - я засмеялся своим мыслям и решил непременно ее трахнуть.
Настенька мне давно нравилась, можно сказать, положил на нее глаз. Очень хотелось положить еще и руки.

Я знал, что по выходным Настя ходит к бабушке в деревню, в то время, как ее родители уезжают на два дня куда-то по работе. У моего другана там дача неподалеку. Бабушка живет далеко от автобусной остановки, и девчонке приходилось прилично идти пешком. Достаточно далеко по дороге, а машины у них не было. А у меня были на нее планы, очень очень нехорошие.

В субботу я был у друга на даче. Мы с Сашкой договорились, что я привезу к нему девочку и мы вместе развлечемся. Ему понравилась моя идея с Настенькой.
Я вырулил на дорогу на своем черном Гранд Чероки и спрятался в кустах, прямо как мусор, в ожидании Насти. Было свежее летнее утро, прохладное и немного ветреное. Я расслабился и стал вглядываться вдаль – на тропинку у обочины. Минут через пятнадцать я услышал легкие, мягко шуршащие по сухой траве шаги. Я сразу понял, что это была моя девочка. А вот и она – в коротенькой джинсовой юбочке и светлой футболке. Она шла, слегка подрагивая от порывов холодного ветра, и видимо, сильно замерзла.

Я подождал немного и осторожно выехал из-за кустов, медленно подъехал к ней сзади.
Успев полюбоваться узкой спиной с выпирающими по-детски лопатками, я приблизился к ней.
- Привет, Настенька, - я улыбнулся ей, опустив тонированное стекло.
Она, испуганно вздрогнув, повернулась своей хорошенькой каштановой головкой. Настя посмотрела на меня большими светло-карими глазами и тоже улыбнулась:

- Здравствуйте, Игорь Михайлович,- весело сказала Настенька.
Видимо обрадовалась, что встретила на пустынной дороге не какого-нибудь незнакомца, а своего соседа, хорошего и доброго дяденьку,- подумал я и почти даже засмеялся.
- А ты к бабушке, Настюш? – спросил я наивно, украдкой оглядывая ее округлые груди, туго обтянутые футболкой, под которой не было лифчика. Руки девочки покрылись гусиной кожей, ей было холодно.

- Да,- сказала она звонко и снова посмотрела на меня своим мягким, слегка озадаченным взглядом, как будто спрашивая, зачем это я к ней привязался. «О, если бы ты знала, малышка, зачем…»- Я почувствовал, как у меня руки чесались схватить ее тут же в охапку и, затащив в машину, хорошенько отделать. А, впрочем, ей, видимо нравилось со мной болтать.

- Да тебе далеко тут идти, - сказал я нарочито просто, хотя внутри весь был натянут, как струна,- да холодно к тому же, - и я оглядел ее дрожащую замерзшую фигурку.
- Забирайся, подвезу, - махнул я ей рукой и открыл дверь на соседнее сидение.
Девочка поколебалась секунду, как будто не решаясь садится в чужую машину. Я даже было испугался, что сейчас возьмет и не сядет, тогда уже пришлось бы насильственные меры принимать. Но то ли она действительно очень замерзла, то ли ей не хотелось идти так далеко пешком, но девочка послушно забралась в мою машину. Я ведь был сосед, знакомый хороший дяденька.

Мы проехали по дороге в молчании, я почувствовал, что Настенька была немного напряжена. Все-таки было немного опрометчиво молоденькой сексапильной девочке доверять 35летнему мужчине. Ай-ай как опрометчиво. Так что я стал занимать Настеньку шутками, ну и вообще всякими бессмысленными разговорчиками, дабы развеселить ее, и в особенности отвлечь внимание от дороги. Но это, конечно, была провальная затея.

Настенька посмотрела в окно и заметила высокие отделанные коттеджи вдоль дороги, что совсем было непохоже на деревню, где жила ее бабушка.
- Игорь Михайлович, - сказала она, - мы не по той дороге едем. Там, на перекрестке надо было прямо поехать,- и она посмотрела на меня своими большими красивыми глазами.

- Как не по той?- сказал я, даже не пытаясь выкрутится и увеличив скорость. Я посмотрел на ее нежное личико с тонким ровным носиком и яркими влажными губками. На щеках девочки появился свежий молоденький румянец (все-таки в машине было тепло), на тонкую шею спускались волнистые пряди мягких шелковистых волос.
Я лукаво ей подмигнул и отвернулся. Оставалось еще немного, проехать только через лес, и девочка наша.

Настя заметила, что я увеличил скорость и вздрогнула.
-Игорь Михайлович… - сказала она уже испуганно.
-Ммм, - отозвался я, чувствуя чрезвычайное удовольствие.
- Мы правда не по той дороге едем, - ее голос прозвучал серьезно и как-то настойчиво.
Я посмотрел на нее и теперь уже засмеялся.
- По той, по той, Настенька, - сказал я, - не бойся, приедем куда надо.

Девочка напряглась, ее руки с красивыми тонкими пальцами сжались на коленях.
Она резко обернулась ко мне.
- Остановите машину, - тихо сказала Настя, ее побледневшие губы дрожали.
Я опять засмеялся.

- Ну что ты, Настенька, неужели меня испугалась? - Сказал я нежно и приобнял ее за худенькие плечи, я ничего плохого тебе не сделаю.
Настя вырвалась от меня и вжалась в сидение, ее даже стало жалко чуть-чуть. Наверное еще совсем девочка, - подумал я. От этой мысли я чуть было не кончил. Маленькая невинная девочка… Просто конфетка.
- Остановите машину, - тупо повторила Настя, чуть не плача.
Но я не слушал ее. Вот такой я на самом деле плохой дяденька. Впредь не доверяй, Настенька, незнакомым мужчинам. Скоро я преподам тебе настоящий урок, надолго запомнишь.

- А вот и приехали, - сказал я весело и даже как-то торжественно, как будто ожидая от нее восклицаний радости, типа «ой, ну наконец-то, как здорово!». По крайней мере во мне все кричало и прыгало от предвкушения.
Я глянул на девочку. Она сжалась в сиденье, в глазах стояли слезы. Я вышел из машины. «Ничего, это в первый раз. Потом еще понравится, сама будет просить. Все они шлюхи, и малолетки в том числе».
Я подошел с другой стороны и открыл ей дверь.

-Выходи, - скомандовал я.
Девчонка не шевелилась, я начинал злиться. «Подумаешь, потрахаем. Не убивать же будем. Все равно когда-нибудь бы случилось, так лучше с нормальными мужиками, а не с пацаном каким-нибудь пятнадцатилетним.»
- Ты же еще недавно хотела отсюда выйти, - сказал я жестко, - так давай, вперед!
Она все так же не двигалась. «Да что с ней, оглохла что ли?»
- Ты слышишь меня?- я нагнулся над ней.

Я резко схватил ее за руку, - Пошла!
Настенька сдавленно вскрикнула. Я сильно сдавил ее руку и дернул на себя. Вышла, как миленькая. Я притянул девочку к себе и вынул из кармана раскладной нож. Ее глаза испуганно округлились, она хотела кричать.
- Чтоб не звука, поняла?- пригрозил я ей ножом.
- Поняла?- я встряхнул ее ослабевшее тело. Прямо-таки почувствовал, как дрожали колени девочки. Меня это ужасно заводило, - Поняла, я спрашиваю?!

Настенька кивнула и заплакала.
- Умница, - похвалил я девочку и повел в дом. Она даже почти не сопротивлялась, я держал ее крепко и больно.
Я открыл дверь своим ключом и втолкнул ее в прихожую. «Вот так, солнышко, теперь ты моя». И я запер дверь.
- Пожалуйста,- прошептала она мне в спину, - пожалуйста, отпустите меня…

Настенька осеклась, когда я повернулся к ней.
Я плотоядно ухмыльнулся.
- Поздно пить боржоми, малышка, - сказал я и резко прижал ее к стенке.
Девочка задохнулась и задрожала. Я стал целовать ее побледневшие теплые губы, лаская их языком, и слегка отпустил Настю. Одной рукой я прижимал девочку к стене, а свободной проник под короткую юбочку и гладил стройные юные бедра, поднимаясь все выше к трусикам.
Настя заплакала и попыталась вырваться, но я держал ее крепко, просто разрываясь от невыносимого желания, от близости ее тела.

Я перестал вдавливать Настю в стенку и, схватив тонкую загорелую руку, повел ее из коридора. Навстречу мне вышел Сашка, весело улыбаясь и оглядывая нашу конфетку.
- Здорово, Игореха! Да ты с гостинцем!
Сашка был здоровый бугай с кулачищами размером с голову Настеньки. Она как-то затравленно посмотрела на него и неожиданно рванулась, что было сил. Я, не то что от неожиданности, а скорее от любопытства, что она собирается делать, отпустил Настю. Девочка подбежала к двери и рванула ручку. Запертая дверь, конечно, не поддалась. Мы с Сашкой засмеялись. Девочка стала кричать и барабанить кулаками по двери.
Я поглядел на друга и сказал:

- Иди разбирайся, теперь твоя очередь.
Сашка подошел к Настеньке, сгреб ее в охапку и понес в свою спальню. Девочка рыдала и вырывалась из его могучих рук. Ее маленькие кулачки били по его спине. Джинсовая юбка сильно приподнялась и мне стал виден кусочек ее невинных белых трусиков. От этого зрелища я просто потерял голову. «Ничего, детка, скоро сделаем из тебя покорную шлюху».

Сашка принес Настеньку в спальню и кинул ее на кровать. Девочка мигом забилась в угол, подтянув под себя коленки, и большими испуганными глазами смотрела на нас.
- Дай воды, Саш, - сказал я другу.
- Тебе зачем? – удивился тот.
Я достал из кармана пачку таблеток и ответил:
- Пусть выпьет, не хотелось бы, чтоб она залетела. Нам ее еще родителям возвращать.

Сашка вышел и через минуту вернулся со стаканом воды в руке. Я взял стакан и подошел к Настеньке. Девочка всхлипнула и прижалась к стенке.
Я протянул ей таблетку.
-На, выпей,- сказал я.
Она дернула головой.
- Дура! – прикрикнул я на нее, - хочешь забеременеть?
Настя опять заплакала, но таблетку взяла. Она судорожно проглотила ее, и я дал ей стакан. Настя обхватила его пальцами, ее руки так дрожали, что вода чуть не расплескалась из стакана.
Я повернулся к Сашке и сказал:

- Пошли, выпьем пока. А она пусть посидит часок, подумает.
Сашка засмеялся и мы вышли из комнаты.
Минут через пятьдесят мы снова вернулись к нашей красавице. Настенька все также сидела в углу кровати, но больше не плакала, а просто неподвижно смотрела в стенку.
«Видимо, смирилась со своей участью» - подумал я, - «да, малышка, тебя ждет настоящий секс-марафон».

- Я первый, учти, - сказал я Сашке, - чья была идея?
- Да я не возражаю, - сказал он и сел в кресло в противоположном углу комнаты.
А я подошел к девочке и наклонился над ней. Настя подняла на меня отчаянный и заплаканный взгляд.
- Пожалуйста, Игорь Михайлович, - взмолилась она безнадежно, - не трогайте меня…
Она затихла и смотрела, как я стягиваю футболку. Я наклонился к девочке и резко схватил ее за волосы. Она закричала и отчаянно забилась. Я встряхнул Настю и, снова пригрозив ножом, сказал ей на ухо:

- Будешь делать то, что я тебе скажу! Поняла?
Настя перестала кричать, когда увидела нож. Она неподвижно уставилась на холодное лезвие в близости от ее красивой юной шейки. Я отпустил Настю, и она упала на кровать.
Вставай! – скомандовал я ей.

Девочка слабо пошевелилась и медленно встала. Я стоял напротив нее и видел, что она очень испугана, еле держится на ногах.
Мне это чертовски нравилось. Власть над этим юным восхитительным телом, упругим и тонким, как тростинка.
- Снимай трусики, - сказал я Насте.

Девочка вздрогнула и посмотрела прямо на меня. Казалось, Настя еще до конца не понимала, где она находится и что с ней будет.
- Игорь Михайлович…- прошептала она хрипло.
Я просто терял голову, когда Настенька называла меня так. Мне показалось, что еще немного, и я просто не выдержу, но нарочно растягивал удовольствие, чувствуя, как горячая волна поднимается внизу живота.

Я поддался внезапному порыву и ударил ее сильно, так, что она упала на пол.
-Делай, что тебе говорят! – приказал я и рывком поднял ее на ноги.
Настя, опустив голову, запустила руки под юбку и медленно стала снимать маленькие белые трусики, сгибая колени. Я протянул руку и она отдала их мне. Я бросил ее трусики в угол комнаты.
- Будешь потом ползать здесь на коленях и собирать свои вещи, - пообещал я девочке.

Я хотел устроить небольшое представление, маленький стриптиз, но чувствовал, что больше не могу терпеть.
Я схватил Настю за плечи и швырнул на кровать. Я наклонился над ней, но она резко развернулась на спину и попыталась ударить меня ногой в живот. Я схватил ее за ноги, но она стала брыкаться и вырываться из рук. Признаюсь, не ожидал от моей Настеньки такой прыти. Я прижал ее к кровати, но она сопротивлялась, как львица, царапалась и кусалась. Видимо, пришла в себя.

Это меня заводило просто по-страшному. Я ударил Настю несколько раз, чтоб чуть-чуть успокоилась, и развернул на спину. Так было легче держать.
Я задрал Насте юбку, оголив аппетитную юную попку. Я провел рукой по нежной упругой коже, слегка пощипывая и лаская. Девочка снова задергалась, но я держал крепко. Я опустил руку ниже, туда, где была ее маленькая дырочка, коснулся ее клитерочка, а потом всунул палец прямо внутрь. «Как узенько», - подумал я, - «Еще совсем девочка». Настенька вздрагивала от моих прикосновений.

Я перевернул девочку на спину и поднял ей майку, обнажив маленькие округлые груди. «Готов поспорить, до них еще ни один мужик не дотрагивался». Настя попыталась сопротивлятся, но я с размаху отвалил ей затрещину. Девочка вскрикнула и затихла. Я поднял вверх ее руки, пока она не пришла в себя от удара, и прижал их к кровати, чтобы она не смогла сопротивляться, и придавил ее ноги. Свободной рукой я стал ласкать ее груди. Я схватил ртом маленький темный сосок и коснулся его языком. Маленькие сосочки медленно набухали и поднимались. Я приподнялся над Настей и резко раздвинул ей ноги. Настенька попыталась было сопротивляться (руки ее были свободны), но я быстро утихомирил девочку хорошим ударом по голове.

- Так будешь лежать, сучка, - скомандовал я.
И Настенька не шелохнулась. Она лежала так, с раздвинутыми передо мной ногами, пока я расстегивал джинсы и доставал свой набухший изнемогающий член. Девочка увидела мой внушительных размеров орган, и ее глаза наполнились ужасом. Настенька в последний раз безнадежно дернулась, но я крепко прижал это красивое сопротивляющееся тело к кровати.

Я надавил головкой ей между ног, и вошел. Настенька вскрикнула и выгнула шею, стиснув зубы от боли. Резким толчком я полностью заполнил ее тугую девственную глубину. Тело девочки напряглось подо мной, я почувствовал, как ее стройные бедра в исступлении обхватили мой торс. Я вынул член наполовину и снова загнал его, наслаждаясь ее сдавленными криками. Я стал трахать ее, резко вдалбливая туго входивший член. Ее маленькие упругие груди подпрыгивали с каждым моим толчком. Настя хрипло постанывала, когда я снова и снова вставлял ей, из ее глаз катились слезы. На лбу девочки выступили капельки пота. Я почувствовал приближение оргазма и кончил прямо в нее.

Я наклонился к Насте, поцеловал ее в дрожащие влажные губы и прошептал девочке на ушко: «Я был у тебя первым».
И я вышел из нее, ощущая прекрасную эйфорию.
Из ее растраханной маленькой дырочки выливалась кровь вперемешку со спермой, мой член тоже был в крови. Я обтер его простыней и поднял Настеньку с кровати.
- Ее в ванную надо, Саш, - сказал я другу.
Сашка повел мою Настеньку в ванную.

Я убрал с кровати окровавленную простынь и, скомкав, бросил ее в угол. Закурил. Через минуту Сашка привел из душа голенькую свежевымытую Настеньку.
Сашка толкнул девочку к кровати, и она упала лицом вниз. Худенькие плечи Насти затряслись, она всхлипнула. Друган подошел к ней и развел в стороны стройные длинные ноги Настеньки. Она не сопротивлялась. Она была уже наша. Сашка быстро расстегнул ширинку и освободил свой просто огромных размеров член. Девки обычно кидали Санька после первых пары раз. Мало кто мог выдержать его трах. Сашка не стал тратить время на то, чтоб поиграть с ее аппетитной попкой, как я. Он был просто в нетерпении.

Сашка резко надавил своим толстым членом на ее дырочку и Настя закричала. Он прижал девочку к кровати и продолжал входить в нее. Он стал двигаться сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, энергично работая задницой. Он впечатывал Настеньку в кровать, и с каждым его толчком девочка истошно визжала. Сашка кончил, разряжаясь прямо в Настеньку, и вышел из нее. Девочка обмякла на кровати, ее тело исступленно подергивалось.

Сашка встал и застегнул ширинку. Я окликнул его.
- Слышь, Сань, есть еще водка? – спросил я, - давай выпьем, я ее пока минет делать научу.
Друг, на лице которого было блаженство, вышел за водкой, а я поднял мою очухавшуюся девочку с кровати. Сам сел в кресло, а ее поставил на колени перед собой. Достал свой вставший член.
- Возьми его в руки, - скомандовал я.
Настенька послушно обхватила мой пенис своими тонкими дрожащими пальцами.

Я несколько секунд наслаждался ее невинным теплым прикосновением.
- А теперь открой рот и соси, - приказал я девочке.
Настя поколебалась немного, но я схватил ее за волосы и приблизил к своему члену. Она открыла рот и стала у меня отсасывать. В рот девочки не вошла и половина моего члена.
Я взял Настю за голову и стал просовывать его глубже в горло. Девочка давилась, но я не отпускал ее, и она сосала. Маленький тесный ротик с шершавым язычком нежно обхватывал мой ствол. Я просто балдел от ощущения, что даю в рот четырнадцатилетней Настеньке, вчерашней девственнице.

Пока девочка отсасывала у меня, вошел Сашка с водкой. Он, увидев занимательную картину, сразу оживился. Поставив бутылку на стол, Сашка подошел к Настеньке сзади и приподнял ей попку.
Девочка попыталась дернуться, но я держал ее за голову.
- Сидеть, - рыкнул я, - продолжай.
И Настя снова стала сосать, пока Сашка сзади просовывал в нее свой член.

Вскоре друган бешено трахал девочку, и она стала глухо вскрикивать, давясь моим членом. Сашка кончил в Настю, и вышел из нее. Буквально через секунду я разрядился прямо ей в рот.
- Глотай, - приказал я Насте.
Она послушно проглотила сперму. Сашка подошел к девочке с бутылкой водки.
- На, запей, - сказал он и расхохотался.
Я всунул ей в рот горлышко и схватил за голову.

- Делай, что тебе говорят, сучка малолетняя, - сказал я Насте.
Она сделала пару судорожных глотков и закашлялась. Глаза ее наполнились слезами.
Мы с Сашкой оставили ее ненадолго, пусть отдохнет пока. Девочка забилась в угол комнаты и вжалась в стенку. А мы пока придумывали, что бы с ней еще сотворить.
Выпив, мы продолжили делать нашу малышку. Сначала я поставил Настеньку раком и хорошенько оттрахал.

Девочка уже окончательно смирилась со своим положением и совсем не сопротивлялась. Я обхватил ее талию и стал резко насаживать на свой член. Настя только постанывала от боли, когда я ударял рукой по ее упругой попке или сжимал грудь. Когда я закончил, я просунул палец в ее попку, он еле входил. Настенька вскрикнула, видимо поняв, что сейчас ее будут ебать в зад.
- Саш, у тебя есть крем какой-нибудь или что-то в этом роде?- позвал я друга.

- Есть, конечно, - отозвался Санек, и хитро прищурился.
Через минуту Сашка протянул мне тюбик. Я взглянул на упаковку. Это был специальный крем для анального секса. Я выдавил немного на пальцы, и стал смазывать мою девочку, просовывая прямо в дырку. Потом потрахал немного ее попку пальцем. Он входил уже легко и свободно. Я вынул член из ее влагалища и засунул в маленькую дырочку повыше. Член входил очень тяжело, но я надавил и резко вставил до конца.

Настенька сдавленно вскрикнула и задергалась, но я продолжал резко и жестко вдалбливать ее. Хорошенько выдрав ее прелестную попку, я вышел из нее и удовлетворенно взглянул на две маленькие, уже немного растраханные дырочки. «Скоро будет как настоящая шлюшка», - подумал я и уступил место Сашке.

После того, как мы несколько раз по очереди трахнули Настеньку во все дырочки, мы устроили ей конвейер. Сашка лег на кровать, я посадил девочку на его вздыбленный член, а сам пристроился сзади, вставив ей в попу. Отымев девочку в такой позиции, мы поменялись. Потом мы с Сашкой по очереди дали ей в рот…

Мы лишили девочку девственности по полной программе. Настенька, лихорадочно подрагивая, лежала на кровати. На ее лице выступил пот от продолжительного бешеного секса в первый раз. Мы вполне насытились молодым телом Настеньки и оставили ее – пусть поспит. Через некоторое время, когда было выпито очень приличное количество водки, мы тоже пошли спать.

Я проснулся неожиданно посреди ночи. На улице зарядил дождь, в темноте блеснула молния, и грохот рассыпался, казалось, прямо на открытый балкон. Организм, привычный к алкоголю, чувствовал себя прекрасно. Спать не хотелось совсем. «Пойду проверю нашу малышку.» - подумал я и направился в соседнюю комнату.
Со скрипом отворилась дверь, снова прогремел гром. «Интересно, она боится грозы?»

Я посмотрел на кровать. Настя спала, свернувшись клубочком, лицом к стенке. Это было очень умильное зрелище. Тонкое одеяло не прикрывало только ее плечи, но волнующе облегало ее красивое, стройное тело.
Я приблизился к кровати, наклонился над девочкой и запустил руку под одеяло. Дыхание Насти прервалось, она проснулась.
Я под одеялом коснулся ее живота, она резко развернулась на спину, и, увидев меня, попыталась закричать. «Глупенькая, пора бы уже привыкнуть к своему положению.» - злобно подумал я. Прикрыв ей рот рукой, я прижал Настю к кровати.

- Не кричи – прошептал я. – Проснется Сашка, тоже тебя отымеет.
Я откинул покрывало и жадно смотрел на обнаженное, дрожащее тело. Одну руку я положил на небольшую упругую грудь и стал гладить ее, сжимая и пощипывая. Мне пока хотелось просто посмотреть на голое тело Насти.

Послышался тихий всхлип и дрожащее, прерывающееся дыхание. Настя плакала. Я наклонился к ее лицу и стал целовать горячие, влажные губы. Раздвинув их языком, я впился в ее тесный, шершавый ротик и долго, больно, жестко целовал ее. Когда я оторвался от нее, Настя жадно вдохнула воздух, ее грудь приподнялась и снова стал ласкать ее. Я целовал нежное заплаканное личико, пробуя языком соленую влагу.
Я не хотел, чтобы она плакала. Мне жаль было немного Настю и я хотел доставить ей удовольствие.

- Тихо, малыш, - нежно прошептал я, - я не сделаю тебе больно.
Я посмотрел на ее заплаканное лицо и снова поцеловал губы, теперь аккуратно и медленно, лаская их языком. Я опустился чуть ниже и стал медленно целовать ее шею, подбородок, маленькие косточки на груди. Руками я ласкал маленькую упругую грудь. Я хотел ее ужасно, просто до боли, но я медлил, как мог.

Настя больше не плакала. Ее дыхание стало тяжелым, прерывистым. Маленькие сосочки набухли от моих осторожных пальцев.
Я провел рукой по плоскому животу и опустился ниже. Я целовал ее, мои руки были везде… Я раздвинул Насте ноги и коснулся ее клитерочка, прильнул губами к влажной промежности. Настя выгнула спину и запрокинула голову в ответ на мои ласки. Ее тело дрожало и изнывало от желания.

Я снял штаны вместе с трусами и навис над ней, почувствовав горячее неровное дыхание.
Просунув руку ей под спину, я прижал Настю к себе и стал медленно входить в нее. Она была возбуждена и я легко проник в ее узенькую дырочку. Снова ее молоденькая теснота обхватила мой ствол… Восхитительное ощущение!

Я стал двигаться в ней, руками гладя напряженное горячее тело, вдыхая фруктовый запах ее волос, целуя их.
Настя обняла меня одной рукой, но не отвечала на поцелуи. Глаза ее были закрыты, с полуоткрытых губ срывались тихие стоны.
Я стал двигаться все быстрее и быстрее, стараясь не быть резким и не причинить ей боль. Вдруг я почувствовал, как сжались мышцы внутри нее, Настя резко вскрикнула, ее ногти впились мне в спину.

Ощутив резкую тесноту внутри девочки, я понял, что сейчас кончу. Огромным усилием воли я сдерживал себя, продолжая находится в ней, наслаждался ее оргазмом. Настя выгнула шею, ее пальцы дрожали на моей спине, а на щеках выступил горячий румянец.
Потом я вышел из нее, и, дроча, кончил на простыню. Издав почти животный стон, я нагнулся над Настей, уперевшись локтями в кровать. Она, испытав первый в жизни оргазм, дрожала как в лихорадке и тяжело дышала. Я устало поцеловал влажные горячие губы и в изнеможении лег рядом.

Настя прильнула ко мне и я обнял ее рукой, хотя мне было почти невыносимо жарко. Она уткнулась в меня головой и тихо заплакала. Я обнял Настю крепче, отчасти понимая ее слезы, но был не в силах успокоить ее или что-нибудь сказать. «Пусть поплачет – это полезно», - подумал я и отрубился.
В окно мягко падали лучи летнего утреннего солнца, в воздухе витал запах свежести влажной травы. Тихо и тепло и чисто.

Я быстро проснулся от янтарно-прозрачного света, в котором кружились, чуть переливаясь, пылинки. Рядом я почувствовал теплое слегка шершавое прикосновение. Ее голова лежала на моем плече, мягкие волосы, растрепавшиеся по подушке, слегка щекотали. Одной рукой Настя обнимала меня во сне.

Солнце освещало ее лицо и плечи, выглядывающие из одеяла, загорелые руки со слегка золотистыми волосками. Я смотрел на странно по-взрослому спокойное лицо Насти и она казалась мне женщиной. «Да», - подумал я, - «она женщина, благодаря мне». Я поморщился.
Настя открыла свои темные, совершенно не сонные глаза и посмотрела прямо мне в лицо.

Я улыбнулся ей и притянул Настю к себе, близость ее стройного тела ударила мне в голову. Я поцеловал ее, аккуратно и медленно, как этой ночью, и запустил руку под одеяло.
Настя вдруг странно дернулась и уперлась мне в грудь ладонями.
- Что ты, - прошептал я, - тебе же понравилось… вчера.
Я снова прижал ее к своей груди, а руку просунул у нее между ног.
Настя посмотрела на меня страшными глазами, в них отразилась мука.
- Не надо, пожалуйста, - хрипло прошептала она и сглотнула, - мне так больно.

Я отпустил Настю и она отодвинулась, смотря испуганно и жалко.
- Внизу живота, - добавила она, - больно.
Я смотрел на нее долго, вглядываясь в ее лицо. Большие темные глаза смотрели грустно и тяжело. В них было все – и боль, и унижение, и поруганная растоптанная честь, и отвращение, и страх. В них было все, и оттого они казались взрослыми. И сгорбленное молодое тело оцепенело лежало рядом со мной, оскверненное, больное.

Я чувствовал прекрасную власть над ней, с удовольствием садиста насиловал ее, деля ее тело с другом. А сейчас мне было жаль Настю. Трезвый по-утреннему рассудок остро и резко вонзался в безмятежное ощущение. Мне было жаль ее.
Настя вся сжалась, по-видимому, боясь, что ее снова будут насиловать, несмотря на боль и мольбы.
Я верил Насте– все-таки вчера был ее первый раз, а мы с ней не церемонились.

- Успокойся, - сказал я девочке, - ничего не будет.
Настя уронила голову на подушку и закрыла глаза.
- Вы отвезете меня домой? – спросила она.
Я откинул одеяло и встал с кровати. Настя лежала неподвижно, смотря на меня сухими глазами.

Я наклонился к Насте, и, подняв ее на руки, понес в ванную. Легкое стройное тело, прислонившееся ко мне, возбуждало. Но я занес ее в душевую кабинку, опустил на влажный холодный пол и включил душ.
Вернувшись в комнату, я собрал одежду Насти и принес в ванную.
- Вот, - сказал я, - оденешься. Настя кивнула и я вышел.
После ванной девочка в кое-где разорванной смятой одежде выглядела слегка потрепанно, но, в целом, все также неплохо.

- Посиди пока, я сейчас, - сказал я и тоже пошел принять душ.
Я вышел из ванной в халате и, сняв его в комнате, стал одеваться у нее на глазах.
- Есть хочешь? – спросил я у Насти, натянув футболку.
Девочка покачала головой.
- Нет, - тихо сказала она через некоторое время, ее сухие бледные губы немного дрожали. Я начинал злиться.

- Хоре хандрить, Настя, - сказал я девушке, - сейчас отвезу тебя домой.
Я подошел к Насте и, уперев руки в подлокотники кресла, навис над ней.
- И вот еще что, - сказал я, доставая из кармана джинсов мобильник.
Девочка подняла на меня большие испуганные глаза, я почти чувствовал, как она внутри похолодела.

- Хоть слово скажешь родителям, - я открыл на телефоне пару голеньких фоток, - эти снимки будут на телефонах у всего города, - я показал ей.
Настя каким-то вялым оцепеневшим жестом протянула руку к мобильнику и взглянула. В глазах ее отразилась боль, смешанная со смертельной усталостью. Девушка с отвращением отдернула руку и откинулась на спинку кресла.

- Я никому не скажу, - прошептала Настя одними губами, закрыв глаза. По ее щеке тонко скользнула прозрачная слезинка, - отпустите меня домой.
- Ну вот и славно, - непринужденно сказал я, с облегчением понимая, что девочка действительно не проронит ни слова.
- Пойдем, позавтракаем, - взял я Настю за руку.
Девочка послушно пошла со мной на кухню.

Я сварганил нехитрый завтрак из пары бутербродов и покормил мою новоиспеченную женщину. Сам я был жутко голоден после восхитительного секса.
Через пару минут в комнату вошел только что проснувшийся Сашка. Морщась и щуря опухшие глаза он шатко прошел к рукомойнику.
Мне стало весело. «Кто рано встает – тот Настю ебет» - мысленно сочинил я каламбур. Вот я с самого утра уже удовлетворенный.
Сашка открыл кран и подставил голову под струю холодной воды. Друг явно перебрал.

Я потянулся к стоявшей на столе бутылке с остатками водки и проверил количество остатка – «сто грамм будет». Я вылил водку в стакан и протянул красному, тяжело стонавшему Саньку.
Он немедленно выпил и, блаженно вздохнув, опустился на стул рядом с Настей. «Представляю, как на нее дохнуло перегаром»
- Доброе утро, Игорек, - сказал Сашка.
- Доброе, - улыбнулся я, протянув другу сигарету.
- Спасибо, - благодарно крякнул он.

Мы закурили. Сашка, придя в себя, приложился к сидящей рядом девочке, обняв ее за плечи. Настя опустила голову и сидела неподвижно.
- Слышь, Игорек, - сказал Сашка, туша сигарету, - девчонку можно оставить еще на день. Давай компашку позову – пустим ее по кругу? А?
Сашка сощурил опухшую от водки морду, довольный предложенной идеей.
Я ощутил прилив злобы. «Вот сволочь!» «А сам то?» - отдернул я самого себя.

Я посмотрел на Настю. Она сидела неподвижно, опустив голову.
«Не трогает, - обозлился я. - Дура!».
Я закурил вторую сигарету, и спокойно ответил:
- У нее родители могут к обеду приехать.
Сашка округлил удивленные глаза.
- Ты же сказал вечером? – возмутился он.

«Прямо обиделся, - подумал я. - Да ты ее сейчас даже трахнуть не сможешь!… Что то у меня неважное настроение сегодня».
- Да я вчера перепутал спьяну, – сказал я, допив остатки кофе.
Я взглянул на часы – 9:30.
- Поехали, Насть, - позвал я девочку.
Настя живо встала и почти подбежала ко мне – подальше от Сашки.
- Ну покеда, киска, - сказал ей Санек на прощание.
Я взял девочку за плечо и мы вышли из кухни.
- Еще увидимся, - добавил Сашка.

Худенькое плечико под моей рукой содрогнулось.
Мы вышли на улицу и я посадил Настю в машину. Было также морозно и немного ветрено, как и вчера. Розоватые облака покрывали яркое бессолнечное небо. Утро – копия вчерашнего.
Я сел в машину, захлопнув дверь. Звук, прокатившийся в окружающей тишине отзвенел в ушах. Я посмотрел на Настю, вспомнив, как точно-таким же утром, только вчерашним, она легкой вздрагивающей походкой шла к бабушке. Девочка смотрела вдаль отсутствующим взглядом. «Может, тоже об этом вспоминает?» - с интересом подумал я.

- Твоя бабушка не будет волноваться, что тебя не было? – спросил я.
Настя вздрогнула и растерянно взглянула на меня.
- Нет, - ответила она через пару секунд и отвернулась.
«Ладно, поехали».
Я завел мотор. Мы проехали коттеджи, вчерашний перекресток, на котором мне еще совсем недавно надо было «поехать прямо», автобусную остановку. Я повез Настю домой.
Через час я остановился недалеко от дворика, в который выходил подъезд ее дома.

Я повернулся к девочке и, резко притянув ее к себе жадно поцеловал. Настя слабо уперлась ладонью мне в грудь, но я держал ее крепко, языком раздирая теплые влажные губы. Девочка ослабла под моим натиском, и я просунул руку ей в трусики, опустив сто долларов прямо между губками, - «на мороженое».

Я отпустил Настю и открыл дверь джипа. Девочка, чуть не плача от унижения, метнулась из машины, обдав меня на прощание теплой волной аромата ее волос, пахнущих детским шампунем. Я смотрел, как она бежала к себе домой.
«Она даже не может выбросить эти деньги прямо на улице» - весело подумал я, довольный своей фантазией.
12168
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

На данном сайте размещены материалы эротического характера!
Входя на этот сайт вы подтверждаете что вам 18 или более лет.

Регистрация